Про любовь и брак
Логика, этика, Я. Юм
Логика, этика, Я. Юм

Известно, что Давид Юм подверг критике понятие "я". Результаты ее сводятся к тому, что понятие "я" является "пучком" различных "перцепций", находящихся в вечном движении, в беспрерывном течении. Правда, понятие "я" благодаря Юму, сильно скомпроментировано, но ведь он излагает свое воззрение с такой скромностью, в таких безупречных выражениях. Не следует, по его мнению, обращать внимание на некоторых метафизиков, которые склонны думать, что у них имеется какое-то другое "я". Он вполне уверен, что сам он лишен какого бы то ни было я, а потому необходимо предположить, что и все прочие люди не более, как пучки (о той паре чудаков он не решается что-либо высказывать). Так заявляет мировой человек. В ближайшей главе будет показано, как его ирония обращается против него же. То, что она получила такую известность, является результатом всеобщей переоценки Юма, виною чему - Кант. Юм - выдающийся эмпирический психолог, но его никак нельзя назвать гениальным, как это в большинстве случаев делают. Правда, немного нужно для того, чтобы стать величайшим английским философом, но и на это звание Юм не имеет ни малейшего права. И если Кант (несмотря на "параллогизмы") a limine отверг спинозизм только на том основании, что люди согласно этой теории являются акциденциями, а не субстанциями, и поставил крест над ним только в силу подобной "нелепой" основной идеи, то я, по крайней мере, не решаюсь утверждать, чтобы он совершенно не умалил похвал, выпавших на долю этого англичанина, если бы знал также и "Ireatise", а не ограничился бы только "Inquiry"- трудом, в котором критика понятия "я" совершенно отсутствует.

Лихтенберг, который отправился в поход против "я" после Юма, был уже смелее последнего. Он, философ безличности, ставит на место словесного выражения "я думаю" "думается", как более соответствующее действительности. Для него "я" является открытием, честь которого по справедливости принадлежит грамматике. И в этом отношении Юм предвосхитил его мысли тем, что в конце своих рассуждений объявил весь спор о тождестве личности чисто словесным спором.

В новейшее время Э. Мах выдвинул теорию, согласно которой вселенная представляется компактной массой, отдельные же "я" являются пунктами сосредоточения наибольшей плотности этой массы. Единственно реальными являются ощущения, которые теснее связаны между собою в одном индивидууме, чем в отдельных двух индивидуумах.

Центр тяжести лежит в содержании, которое заключается во всех, даже лишенных всякой ценности (!) личных воспоминаниях. "Я"- единство не реальное, а практическое. Ему нет спасения, а потому можно (охотно) отказаться от идеи индивидуального бессмертия. Тем не менее, нет ничего преступного в том, если мы всем нашим поведением обнаружим наличность у нас некоторого "я"; это даже в интересах дарвинской борьбы за существование.

Нам странно видеть, когда исследователь, вроде Маха, который принес огромную пользу не только в своей области в качестве историка и критика основных понятий, но и в биологической сфере оказал несомненные услуги, толкая ее на дальнейший путь исследования, совершенно оставляет без внимания тот факт, что все органические существа прежде всего неделимы, значит в каком-то отношении являются атомами, монадами (см. часть I, гл. 3), Ведь основное различие между живым и мертвым заключается в том, что первое всегда дифференцировано на неоднородные, тяготеющие друг к другу части в то время, как даже оформленный кристалл является везде однородным. Можно ведь было бы задуматься над вопросом, не чреват ли весьма важными для психической жизни последствиями этот принцип индивидуальности, а именно тот факт, что отдельные части органических существ связаны далеко не так как сиамские близнецы. Пожалуй, этот вопрос дал бы нам нечто более плодотворное в психическом смысле, чем Маховское "я" - эта "зала ожидания" для ощущений.

Вполне правдоподобно, что такой психологический коррелат существует даже у животных. Все то, что животное чувствует и ощущает, обладает, вероятно, у каждого индивидуума особым характером, особым оттенком. Этот оттенок однако не является присущим всему классу, роду или виду, расе или семейству, больше того, он различается по мере перехода одного индивидуума к другому. Идиоплазма -физиологический эквивалент этой специфичности ощущений и чувств каждого отдельного животного. Это положение покоится на тех же основаниях, что и теория идиоплазмы (см. часть I, гл. 2 и часть II, гл. 1). Они именно и допускают возможность существования эмпирического характера и у животных. Охотник, имеющий дело с собаками, коннозаводчик, хорошо знающий лошадей, сторож, присматривающий за обезьянами, все они подтвердят наличность в поведении отдельных животных не только некоторых особенностей, но и известного постоянства. Так что весьма правдоподобно нечто, выходящее за пределы простого свидания ''элементов".

Но если подобный коррелат идиоплазмы действительно существует, если далее даже и животные обладают какой-то своеобразной особенностью в отдельных своих представителях, то эта особенность является далеко еще не тем умопостигаемым характером, который мы вправе приписать одному только человеку за отсутствием оснований приписать его кому-либо другому из живых существ. Умопостигаемый характер человека, индивидуальность, так относятся к эмпирическому характеру, индивидуации, как память к простому непосредственному узнаванию. В конечном итоге здесь несомненно тождество: в обоих случаях в основе лежит структура, форма, закон, космос, который остается равным себе, когда содержание меняется. Здесь должны быть вкратце изложены соображения, на основании которых нужно предположить наличность у человека номинального, трансэмпирического субъекта. Они вытекают из основ логики и этики.

В логике речь идет об отыскании истинного значения принципа тождества (также противоречия; для существа нашего предмета не имеют значения бесконечные споры, которые ведутся о преимуществе одного перед другим и истинной форме их выражения). Положение А = А непосредственно бесспорно и очевидно. Оно является элементарным мерилом истины для всяких других положений. Всякое противоречие этому положению мы признаем ложным. Например, когда в каком-нибудь специальном суждении предикат высказывает относительно субъекта нечто такое, что чуждо определяемому понятию. И следует только глубже вдуматься, чтобы обнаружить, что в конечном итоге это положение является законом всяких логических выводов. Закон тождества - принцип истинного и ложного. Кто видит в этом положении одну только тавтологию, которая ничего не объясняет и нисколько не способствует нашему мышлению, тот пожалуй и прав, но он, очевидно, очень скверно усвоил природу этого положения. Такого взгляда придерживался Гегель и впоследствии почти все эмпиристы. А=А, как принцип всякой истины, не может являться какой-нибудь специальной истиной. Кто видит бессодержательность в законах тождества и противоречия, тот должен это качество прежде всего приписать себе. Он, пожалуй, надеялся найти в них особую мысль, обогатить ими свой запас положительных знаний. Но положения, о которых идет речь, не представляют собою особого познания или особых актов мышления. Они являются той меркой, которую следует приложить ко всем мыслительным процессам. Эта мера сама по себе не может являться актом мышления, который можно было бы сравнить со всеми прочими актами. Норма мышления не может находиться в самом мышлении. Закон тождества ничего не прибавляет к нашим знаниям. Он не увеличивает нашего богатства, он стремится заложить первый камень и дать основание этому богатству. Принцип тождества - все или ничего.

К чему применяются принципы тождества и различия? Обыкновенно думают: к суждениям. Например, Зигварт формулирует закон противоречия следующим образом: "Оба суждения А есть В, А не есть В не могут одновременно быть верны" Он утверждает, что суждение: "необразованный человек - образован" содержит в себе противоречие потому, что связанное "образован" отнесено к такому субъекту, относительно которого суждение implicite утверждает, что он "человек необразованный", это опять можно свести к двум суждениям: Х - "образован" и Х -"необразован" и т.д. Психологизм подобного доказательства бьет в глаза. Оно ссылается на суждение, предшествующее по времени образованию понятия "необразованный человек". Вышеприведенное же положение, А не= А, претендует на истинность, безразлично, существуют ли существовали или будут существовать и другие суждения. Оно простирается на понятие "необразованный человек". Оно обеспечивает нам это понятие путем исключения всех противоречащих ему признаков.

Именно в этом состоит единственная функция принципов тождества и противоречия. Она конститутивна для специфической стороны понятия.

Конечно, такова их функция по отношению к логическому понятию, но не к тому, что мы называем "психологическим понятием". Правда, понятие всегда психологически заменяется общим созерцательным представлением, но это представление в известной степени содержит в себе момент специфичности понятия. Это общее представление, служащее психологически заменой понятия, не есть то же самое, что понятие. Представление может быть богаче (когда я думаю о треугольнике) или скуднее (в понятии льва гораздо больше содержания, чем в моем представлении о нем, в то время, как в случае треугольника - совершенно наоборот). Логическое понятие есть та руководящая нить, по направлению которой следует внимание, когда оно извлекает из представления, замещающего понятие, только известные моменты, указанные именно этим понятием. Оно является целью и заветной мечтой психологического понятия, полярной звездой, к которой обращены упорные взоры внимания, когда оно создает конкретный суррогат понятия: оно - закон по которому внимание делает свой выбор.

Нет мышления, которое наряду с логическими моментами не содержало бы в себе моментов психологических. Наличность одного только логического момента являлась бы чудом. Только тождество мыслит чисто логически. Человек же должен мыслить одновременно и психологически, так как кроме разума он наделен и чувственностью. Правда, его мышление направленно на логические, находящиеся вне времени явления, психологически же оно протекает в пределах определенного промежутка времени. Логичность играет роль высшего критерия, которым руководствуется человек в актах психологического мышления. Когда два человека спорят о чем-либо, они говорят о понятии, а не о тех совершенно различных индивидуальных представлениях, которыми это понятие заменяется у каждого из них. Понятие есть та ценность, с помощью которой измеряются разнообразные индивидуальные представления. Вопрос о том, как психологически возникает общее представление, не имеет никакого отношения к природе самого понятия. Понятие приобретает характер логичности - это условие достоинства и прочности всякого понятия - не из опыта. Последний в состоянии создать лишь неустойчивые образы, в лучшем же случае, общие представления весьма шаткого свойства. Сущностью специфичности понятия являются - абсолютное постоянство и абсолютная однозначность, черты которые опытом не могут быть даны. "Критика чистого разума" характеризует эту сущность следующими словами: "это- то, скрытое в тайниках человеческой души, искусство, загадку которого нам вряд ли удастся когда-либо разрешить и выставить перед глазами рода человеческого". Это абсолютное постоянство, эта однозначность не относится к метафизическим сущностям: вещи далеко не так реальны, как это представляется нам в понятии. Их качества логически являются присущими им постольку, поскольку они являются содержанием понятия. Понятие есть норма сущности - не существования.

Я говорю, что кругообразный предмет обладает кривизной. Это суждение оправдывается моим понятием о круге, которое содержит в себе кривизну, как характерный признак. Понимать под понятием самую сущность, само по себе "существо'" будет неправильно: "существо" в данном случае обозначает или исключение всего психологического, или представляет собою метафизическую вещь. Понятие и определение понятия - две вещи совершенно разные. Представлять себе их, как нечто однозначащее, запрещает природа определения, которое имеет дело не с объемом, а с содержанием понятия. Иными словами, определение дает только смысл понятия, а не сферу компетенции нормы, составляющей сущность понятия. Понятие, как норма, как норма сущности, само сущностью быть не может. Норма должна являться чем-то другим, но так как она не может быть сущностью, то она должна быть выражением некоторого факта - бытия, ибо tertium non datur, причем этот факт раскрывает не бытие объектов, а существование известной функции.

Во всяком идейном споре между людьми нормой сущности является не что иное, как положение А = А или А = | =не А. Это бывает в тех случаях, когда люди для разрешения спора прибегают к содействию дефиниции, определения. Сущность понятия, постоянство и однозначность, сообщается последнему только суждением А = А и ничем другим. При этом роли логических аксиом распределяются следующим образом: prmcipium identitatis поддерживает продолжительную неизменность и замкнутость понятия, в то время как principium conlradictionis проводит резкую границу между этим и всеми прочими понятиями. Этим впервые доказано, что сущность понятия выражается при помощи приведенных двyx логических аксиом, и не представляет собою ничего другого, как именно эти аксиомы. Положение А = А (или А = | = не А) и только оно дает возможность возникновения каждого понятия. Оно является нервом своеобразной природы понятия.

Если я произношу само по себе положение А = А, то это не значит, что какое-нибудь специальное или даже всякое А, взято из действительного опыта и действительного мышления, равно самому себе. Суждение тождества совершенно независимо от того, существует ли действительно какое-нибудь А. Этим я, конечно, не хочу сказать, что это положение может быть мыслимо кем-либо несуществующим. Это обозначает собою только следующее: положение тождества мыслимо совершенно независимо от того, существует ли что-нибудь или кто-нибудь, или нет. Оно далее обозначает: если есть какое-нибудь А (все равно, существует ли какое-либо А или нет), то уже во всяком случае правильно будет утверждать, что А=А. Этим самым бесповоротно дается определенная позиция, какое-то бытие, а именно А =А, хотя вопрос о самом существовании А весьма проблематичен. Положение А = А утверждает таким образом и что нечто существует, но это существование именно и является нормою сущности. Мы не согласны с Миллем, который говорит, что это положение взято из эмпирического мира, что оно взято из небольшого или даже допустим, из большого числа переживаний. Дело в том что оно совершенно независимо от опыта. Его истинность непреложна по отношению к тому, фигурировало ли где-нибудь в опыте это А или нет. Никто не пробовал отрицать это положение, да и это представляется совершенно невозможным, так как отрицание чего-либо определенного всегда предполагает существование этого положения. Так как оно выражает собою бытие, не ставя себя в зависимость от самого факта существования объектов и ничего не высказывая об их бытии, то оно может выражать только бытие, отличное от бытия всех действительных и возможных объектов, иными словами, оно может выражать собою бытие того, что по самому понятию своему никогда не может стать объектом'. Таким образом, своей очевидностью оно раскрывает существование субъекта. К тому же это бытие, выраженное в принципе тождества, лежит ни в первом, ни во втором А. Оно лежит в самом знаке равенства А= А. Итак, это положение совершенно идентично положению: я есмь.

Психологически эта сложная дедукция легко упрощается, но без нее обойтись все же нельзя. Положение А=А выражает собою неизменность понятия А, ту неизменность, которая отличает А от всех прочих явлений нашего опыта. Следовательно, необходимо иметь нечто неизменное, к которому подобное суждение было бы применимо. Этим нечто может быть только субъект. Будь я сам вовлечен в круг изменений, я никак не мог бы признать, что А осталось равным себе. Если бы Я беспрерывно изменялся и таким образом терял свое тождество с самим собою, т.е., если бы мое Я превратилось в определенную функцию изменений то я никогда не в состоянии был бы противопоставить себя этому изменению и познать его. Для этого мне не хватало бы абсолютной системы координат, относительно которых только и можем мы определить тождество и фиксировать его как таковое.

Существование субъекта невозможно ни из чего вывести, это совершенно справедливо утверждает "Критика рациональной психологии" Канта. Но можно показать, где это существование строго и недвусмысленно выражено и в логике. Не следует это умопостигаемое бытие представлять себе в виде какой-то логической мыслимости, как это делает Кант, мыслимости, достоверность которой приобретается лишь впоследствии при помощи морального закона. Фихте был вполне прав, утверждая, что идея реального нашего "я" находится в скрытой форме и в логике, поскольку "я" совпадает с умопостигаемым бытием.

Логические аксиомы суть принципы всякой истины. Они основывают бытие и направляют наше сознание. Логика - это закон, которому следует всегда повиноваться, и человек только тогда является самим собою, когда он вполне логичен. Больше того, он - ничто, пока он не является воплощением логики. В познании он находит самого себя.

Всякое заблуждение вызывает ощущение вины. Из этого следует, что человек не должен заблуждаться. Он должен найти истину, а потому он может ее найти. Обязанность познания имеет своим следствием его возможность, свободу мышления и надежду на победу познания. В нормативности логики лежит доказательство того, что человеческое мышление свободно и что оно в состоянии достигнуть своей цели.

Относительно этики я выскажусь короче. Дело в том, что это исследование всецело покоится на Кантонской моральной психологии. В известной аналогии с ней, как видно было из предыдущего, проведены были последние логические дедукции и постулаты. Глубочайшая, умопостигаемая сущность человека не подлежит закону причинности и свободно выбирает между добром и злом. Она проявляется в сознании виновности, в раскаянии. Но никто до сих пор еще не в состоянии был иначе объяснить эти факты. Никого также нельзя было убедить, что тот или иной поступок он обязательно должен был совершить. В долженствовании и здесь лежит залог возможности. Человек отлично может понимать все причинные факторы, все мотивы, побудившие его к какому-нибудь низкому поступку, тем не менее он будет утверждать, а в данном случае особенно настойчиво, что его умопостигаемое "я" совершенно свободно, что оно могло поступить иначе, а потому вся вина за этот поступок падает на упомянутое "я".

Правдивость, чистота, верность, искренность по отношению к самому себе - это единственно мыслимая этика. Существуют обязанности лишь по отношению к себе, обязанности эмпирического "я" к умопостигаемому. Эти обязанности выступают в форме двух императивов, которые способны нанести самое позорное поражение всякому психологизму: в форме логической и моральной законности. Нормативные дисциплины, психический факт наличности внутреннего голоса, который требует значительно больше того, что содержит в себе буржуазная нравственность - это именно то, чего никакой эмпиризм не в состоянии удовлетворительно объяснить. Его противоположность лежит в критически-трансцендентальной, но не в метафизически-трансцендентальной методе, так как всякая метафизика является только гипостазированной психологией, в то время как трансцендентальная философия есть логика оценок. Всякий эмпиризм, скептицизм, позитивизм, релятивизм. психологизм и всякие другие имманентные методы исследования инстинктивно чувствуют, что логика и этика являются для них камнем преткновения. Этим объясняются вечно новые и неизменно безнадежные попытки эмпирического и психологического обоснования этих дисциплин. Об одном только забыли: испытать и доказать эксперименталь-ность principium contradictionis.

В своей же основе логика и этика совершенно тождественны: обязанность по отношению к самому себе. Они торжествуют свое единение в высшей ценности истины, отрицанием которой в одном случае является заблуждение, в другом случае - ложь: истина же едина. Всякий этический закон есть одновременно закон логический и наоборот. Не только добродетель, но и разум, не только святость, но и мудрость являются задачей человеки: только оба члена и совокупности составляют совершенство.

Конечно, из этики, нормы которой обладают принудительным характером, нельзя строго логически вывести доказательство бытия, как из логики. Этика является, правда, логической заповедью. Логика ставит совершенное существование "я", как абсолютное бытие, перед глазами последнего. Этика же только требует этого осуществления. Этика принимает к себе логику в качестве собственного своего содержания, в качестве своего основного требования.

В том знаменитом месте "Критики практического разума", где Кант видит в человеке некоторый член умопостигаемого мира ("Долг! О возвышенное, великое слово...") можно с полным основанием поставить вопрос, откуда Кант знает, что моральный закон имеет исходной своей точкой личность? На это Кант отвечает, что он не может иметь другого более достойного происхождения. В дальнейшем положении он не доказывает, что категорический императив есть закон, данный нуменом. Для него уже эти два понятия, категорический императив и нумен, с самого начала связаны между собою самым тесным образом. Это именно и лежит в природе этики. Она требует, чтобы умопостигаемое "я" действовало свободно, вне влияний эмпирических наслоений. Только тогда этика в состоянии вполне осуществить бытие в его чистом виде, то бытие, о котором возвещает нам логика и форме чего-то все-таки существующего.

Как дорожил Кант своей теорией монад, теорией души! Он ставил ее выше всяком другого блага! Своей же теорией "умопостигаемого характера", которую совершенно ошибочно приняли за какое-то новое-открытие и в которой думали найти отличительный признак Кантовской философии, он хотел только выдвинуть ее научные ценности. Это ясно видно из тех пробелов, о которых мы говорили выше.

Долг существует только по отношению к самому себе. Это являлось бесспорным для Канта еще в ранней юности его, может быть, после того, как он впервые почувствовал импульс ко лжи. Миф о Геркулесе, некоторые места у Ницше и особенно Штирнера содержат в себе нечто родственное Кантонской теории. Но оставив все это в стороне, мы видим одного только Ибсена, которому вполне самостоятельно удалось прийти к принципу Кантовской этики (в "Брандте" и "Пер Гюнте").

Бесспорная истина, что большинство людей нуждается в Иегове. Только меньшинство - это именно гениальные люди, совершенно не знают гетерономии. Иные оправдывают свои поступки или упущения, свое мышление и бытие, по крайней мере, мысленно, перед кем-нибудь другим, будь то личный, иудейский Бог или человек, которого любят, уважают, боятся. Только тогда они действуют в формальном, внешнем согласии с законом нравственности.

Вся жизнь Канта независимая, свободная до последних мелочей, является доказательством его убеждения в том, что человек ответственней только перед собою. Это положение он считал бесспорным пунктом своей теории, до того, что не предвидел возможности каких-либо возражений против него. И все-таки молчание Канта именно в этом месте привело к тому, что его этика до сих пор еще мало понята. А ведь она одна только стремилась к тому, чтобы строгий и властный внутренний голос не был заглушен воплем толпы. Она единственно интроспектив-нопсихологически приемлемая этика.

У Канта в его земной жизни было такое состояние, которое предшествовало "обоснованию характера". Это легко заключить из одного места его "Антропологии". Но момент, когда он представил себе это в ужасающе-ослепительной яркости: "Я ответственнен только перед собою! никому другому не должен служить! но могу себя забыть в работе! я один! свободен! я господин самому себе!" - Этот момент означает зарождение кантовской этики, наиболее героический акт мировой истории.

Две вещи наполняют нашу душу удивлением и трепетом, причем тем сильнее, чем чаще и продолжительнее останавливается на них мысль: звездное небо простирается надо мною, и моральный закон во мне. И то, и другое я не должен искать или предполагать как нечто скрытое от меня в тумане, или лежащее в беспредельности, вне моего кругозора. Я вижу это пред своими глазами, непосредственно связываю это с сознанием моего существования. Первое начинается в том месте которое я занимаю во внешнем чувственном мире. Оно удаляет эту связь в необразимо - великое, где миры встают за мирами, где системы возникают за системами, в бесконечные времена их периодического движения возникновения и продолжения. Второе имеет началом мое незримое "я" мою личность: оно переносит меня в мир, который обладает действительной бесконечностью, мир, ощутимый только разумом. С этим миром (и таким образом со всеми теми видимыми мирами) я познаю свою не случайную, как в том случае, но всеобщую и необходимую связь. Первый взгляд, брошенный на эту бесконечную массу миров, сразу уничтожает мое значение, как существа плотского, которое должно вернуть планете (простой точке вселенной) материю, из которой оно состояло, после того, как эта материя короткое время (неизвестно, как) была наделена жизненной силой. Второй взгляд, напротив, бесконечно возвышает мою ценность, как интеллектуальной единицы. Личность, в которой моральный закон открывает жизнь, независимую от моей животной сущности и от прочего чувственного мира. Он возвышает мою ценность, по крайней мере, постольку, поскольку это можно вывести из целесообразного определения моего существования этим законом, определения, не ограничивающегося условиями и пределами этой жизни, а уходящего в бесконечность."

Так понимаем мы "Критику практического разума". Человек во вселенной один, в вечном потрясающем одиночестве.

Его единственная цель - это он сам, нет другой вещи, ради которой он живет. Он далеко вознесся над желанием быть рабом, над умением быть рабом, над необходимостью быть рабом. В глубине под ним где-то затерялось человеческое общество, провалилась социальная этика. Человек - один, один.

И только теперь он - один и все, а потому он содержит закон в себе, потому он сам закон, а не произвол. Он требует от себя, чтобы этот закон в нем был соблюден со всей строгостью. Он хочет быть только законом без оглядок и видов на будущее.

В этом есть нечто потрясающе-величественное: далее уже нет смысла, ради которого он повинуется закону. Нет высшей инстанции над ним единственным. Он должен следовать заключенному в нем категорическому императиву, неумолимому, не допускающему никаким сделок с собой. "Искупления", "отдыха, только бы отдыха от врага, от мира, лишь бы не эта нескончаемая борьба!"- восклицает он - и ужа- сается: в самой жажде искупления была трусость, в желанно "довольно" - бегство человека, чувствующего свое ничтожество в этой борьбе. "К чему!" - вырывается у него крик вопроса во вселенную - и он краснеет. Ибо он уже снова захотел счастья, признания борьбы со стороны другого, который должен был бы его вознаградить за нее. Одинокий человек Канта не смеется и не танцует, не рычит и не ликует: ему не нужно вопить, так как вселенная слишком глубоко хранит молчание. Не бессмыслица какого-нибудь ничтожною мира внушает ему его долг: его долг - смысл вселенной. Сказать да этому одиночеству - вот где "дионисовское" в Канте, вот где нравственность.


Полезные сайты
Foodmenu.ru Кулинарные рецепты
World-Tours.ru: Занимательная география
YTurist.ru: Достопримечательности Россия


просмотров: 1344
Search All Amazon* UK* DE* FR* JP* CA* CN* IT* ES* IN* BR* MX
Search All Ebay* AU* AT* BE* CA* FR* DE* IN* IE* IT* MY* NL* PL* SG* ES* CH* UK*
 
Михаил Лабковский Хочу и буду. Принять себя, полюбить жизнь и стать счастливым
Хочу и буду. Принять себя, полюбить жизнь и стать счастливым
"Когда человек, которому не нравится его жизнь, осознает или хотя бы начинает подозревать, что дело не в жестокости мира или стечении обстоятельств - что дело в нем самом, и решает измениться, то у него есть все шансы! Шансы стать счастливым. Причем в любом возрасте, семейном положении, благосостоянии и пр.
Я не то что верю, я знаю по опыту психолога, что быть счастливым - это решение. И если вы считаете, что у вас нет проблем, которые мешают наслаждаться жизнью, вам все нравится - эта книга не для вас. Это книга для тех, кто хочет и готов меняться".
Михаил Лабковский

О КНИГЕ
Психолог Михаил Лабковский абсолютно уверен, что человек может и имеет право быть счастливым и делать только то, что он хочет. Его книга о том, как понять себя, обрести гармонию и научиться радоваться жизни. Автор исследует причины, препятствующие психически здоровому образу жизни: откуда в нас осознанные и бессознательные тревоги, страхи, неумение слушать себя и строить отношения с другими людьми?
Отличительная черта подхода Лабковского - в конкретике. На любой самый сложный вопрос он всегда дает предельно доходчивый ответ. Его заявления и советы настолько радикальны, что многим приходится сначала испытать удивление, если не шок. В рекомендациях автор не прячется за обтекаемыми формулировками, а четко называет причины проблем. И самое главное, что он знает, как эту проблему решить - без копания в детских психотравмах и пристального анализа вашего прошлого. Если у человека есть знание и желание, то изменить себя и свою жизнь к лучшему вполне реально.
Цель любой работы психолога - личное счастье и благополучие его пациента. Цель издания этой книги - личное счастье каждого, кто ее прочитает.

ЦЕЛЕВАЯ АУДИТОРИЯ
Издание ориентировано на широкую аудиторию.

Почему книга достойна прочтения
• Вы сможете понять, почему ваша жизнь не складывается так, как вам этого хочется; поймете, в какой момент что-то пошло не так, и сможете решить свои проблемы с помощью советов Михаила Лабковского, одного из самых известных и авторитетных психологов России.
• В этой книге вы найдете узнаваемые ситуации и даже словечки, характерные для каждой российской семьи "школы жизни", примеры проявления «родной» ментальности и поймете, в чем подвохи такой знакомой нам психологии поведения. Узнаете, откуда в нас агрессия, неуверенность в себе, в чем корни психологии жертвы и неумения постоять за себя.
• Изучив эту книгу, вы узнаете, как гарантированно наладить отношения с самим собой, обрести счастье в личной жизни и вырастить счастливых детей.
• Эта книга из тех, что не устаревают с годами; из тех, в которых отмечают важные места карандашом; из тех, что дарят друзьям и близким, а свой экземпляр бережно хранят в домашней библиотеке, чтобы передать детям. И, конечно, из тех, что разбирают на цитаты.

Для кого эта книга
Для широкого круга читателей.

Автор
Михаил Лабковский - практикующий психолог с 35-летним стажем, радио- и телеведущий. Автор знаменитых "Шести правил", а также собственного метода формирования у человека с психологическими проблемами здоровых реакций и жизненных навыков. Работал учителем, стал одним из первых школьных психологов в стране. Долгое время был ведущим передачи "Взрослым о взрослых" на радиостанции "Эхо Москвы". Жил, учился и работал в Израиле. В мэрии Иерусалима был психологом службы по работе с трудными подростками. И всегда вел приемы как частный психолог. Сейчас Михаил Лабковский выступает с публичными лекциями-консультациями по всему миру, а также ведет собственное шоу на радиостанции "Серебряный дождь".
labkovskiy.ru

Оформление книги
Формат 70х90/16, обложка с клапанами, матовое покрытие, бумага офсетная белая 100 г.

Ключевые слова
Психология, Лабковский, Хочу и буду, отношения, неврозы, комплексы, счастье.

Отзывы

Тех, кому эта книга может помочь, не так уж много. Всего 99%.
Александр Маленков, главный редактор журнала MAXIM

Популярная психология - полезная область знания, особенно если нужно разобраться в сложностях отношений. В любви партнеры очень зависимы друг от друга, и, чтобы избежать мелодрамы, нужно учиться любить и держать дистанцию. Это непросто. "Хочу и буду" Михаила Лабковского - подборка консультаций профессионального психолога, которая в нужный момент будет под рукой, без регулярного посещения кабинета специалиста и оплаты сеансов.
Желаю этой нужной книге счастливой судьбы.
Ирина Хакамада

Всех нас волнует, как найти партнера, как сохранить любовь, как воспитывать детей, как перестать переживать и начать жить счастливо! Все вокруг учат подстраиваться и встраиваться, твердят о компромиссах, уступках и терпении. И только Лабковский, самый популярный сегодня психолог в России, учит смело, бескомпромиссно и предельно честно идти к своему счастью. Да, это непросто, но стоит хотя бы попробовать начать жить без страха. Особенно радует то, что в книге много конкретных примеров, в которых узнаешь себя - и сразу получаешь ответ на волнующий вопрос.
Аврора, телеведущая

Михаил Лабковский для меня - единственный профессионал, который страстно и увлекательно пишет о важных проблемах, о стереотипах и ловушках сознания. И его тексты, думаю, единственные в жанре, которые и правда помогают людям и побуждают их посмотреть на свою жизнь с другой стороны.
Арина Холина, Snob.ru

Мое первое интервью с Михаилом Лабковским для журнала Elle произвело эффект разорвавшейся бомбы. Редко когда глянцевая журналистика бывает настолько полемичной. Интервью моментально разобрали на цитаты, и даже сейчас, месяцы спустя, наш разговор остается одним из самых востребованных в сети. Прямо "в прямом эфире" он назвал меня невротичкой, а я... Я согласилась. И не выбросила из интервью ни одного даже самого жесткого слова. Эта встреча положила начало нашей дружбе и полному переосмыслению моих жизненных установок. Я по-прежнему далеко не во всем согласна с Михаилом, когда он говорит об отношениях, но судьба свела нас именно в тот момент, когда именно "шесть правил Лабковского" помогли мне сделать единственно правильный выбор. Уверена, что его книга будет полезна очень многим.
Елена Сотникова, главный редактор Elle с 1996 по 2016 год 

Когда ты не можешь сам решить свою проблему, есть только один путь - к тому, кто поможет тебе с этим. Каким должен быть этот кто-то? Все просто: он должен быть спокойнее тебя, дальновиднее тебя и уметь мыслить шире тебя. Каждый должен найти своего гуру. Мой выбор - Лабковский.
Алексей Бегак, художник, дизайнер, телеведущий

...

Цена:
459 руб

Лоретта Грациано Бройнинг Гормоны счастья. Как приучить мозг вырабатывать серотонин, дофамин, эндорфин и окситоцин Habits of a Happy Brain. Retrain Your Brain to Boost Your Serotonin, Dopamine, Oxytocin
Гормоны счастья. Как приучить мозг вырабатывать серотонин, дофамин, эндорфин и окситоцин
О книге
Революционный подход к повышению вашего уровня счастья.
Каждый из нас слышал про "гормоны счастья" - дофамин, серотонин, окситоцин и эндорфин. Но далеко не все отчетливо понимают, как каждый из них работает, почему выделяется и какую реакцию в организме вызывает, и чем объясняются скачки в нашем настроении.

Эта книга покажет вам, как "перепрошить" свой мозг и активировать те гормоны, которые делают вас счастливым. Кроме того, вы узнаете, как формировать новые привычки и запускать действие "гормонов счастья", меняя нейронные пути. В этом вам помогут десятки упражнений из книги.

Из этой книги вы узнаете:
- Что стоит за химическими процессами в мозге, делающими нас счастливыми или несчастными;
- Как работают "гормоны счастья" и в чем их роль;
- Как мозг формирует привычки - и почему от вредных так трудно отказаться;
- Как сформировать новые шаблоны поведения с помощью 45-дневного плана.

Для кого эта книга
Для всех, кто хочет наконец понять, что такое "гормоны счастья" и как они работают.
Для всех, кто хочет быть счастливее и чувствовать себя лучше.

Цитаты из книги
45 дней для счастья
Разве не было бы здорово, если б вы научились "включать" приливы "счастливых гормонов", когда вам это надо? А испытывать удовлетворение от таких поступков, которые приносят вам пользу? Вы можете добиться этого, когда начнете воспринимать свой мозг как мозг млекопитающего.

Нейронные джунгли
В молодости вы создавали новые нейронные цепочки весьма легко. Чем старше вы становитесь, тем этот процесс сложнее. С возрастом он начинает напоминать путешествие по джунглям с мачете в руках, когда приходится вырубать себе путь вперед.

Умная ящерица?
Ящерица подходит к жизни очень просто: когда видит что-то больше размерами, чем она сама, - убегает. Когда что-то меньше - пытается съесть. Если же объект ее размера, пытается с ним совокупиться. Этот алгоритм создает ошибки, поэтому ящерицу поджидают и позитивные исходы, и неудачи.

Дофаминовая вишня
У меня возникает приятное чувство, когда я вижу первые плоды на вишне. Но созерцание ягод не делает меня счастливой надолго. Мой мозг экономит дофамин для того, чтобы обеспечивать достижение важных для меня жизненных целей, и отказывается "разбазаривать" его на то, что и так доступно.

Энергия и радость
Радость - инструмент для управления энергией. Если я работаю над трудной задачей, то делаю перерыв на занятие, приносящее мне удовольствие. Я оставляю время для него каждый вечер, чтобы заряжаться энергией для следующего дня. И я никогда не трачу время на фильмы о смерти или ужасах.

Кто виноват?
В своих несчастьях люди обвиняют "плохой выбор". Моя подруга всегда жалуется на блюда, которые ей подают в ресторанах. Разумеется, она выбирает их сама, но сразу начинает искать изъяны. И даже завистливо смотрит на заказы других людей. Так можно провести всю жизнь - жалуясь на свой выбор....

Цена:
804 руб

Кэнфилд Джек; Хансен Марк Виктор; Ньюмарк Эми Куриный бульон для души. 101 история о любви Chicken Soup for the Soul: True Love: 101 Heartwarming and Humorous Stories about Dating, Romance, Love, And Marriage
Куриный бульон для души. 101 история о любви
В детстве, когда вы болели, ваша бабушка давала вам куриный бульон. Сегодня питание и забота нужны вашей душе. Маленькие истории из "Куриного бульона" - исцелят душевные раны и укрепят дух, дадут вашим мечтам новые крылья и откроют секрет самого большого счастья - счастья делиться и любить.
Что делать, если ты влюбился и ты…. монах. Чем заканчивается свидание, которое начинается с разбитой фары. Оригинальный способ встретить Принца - коллекционировать лягушат. Разведенная женщина 33 лет встречает первую любовь - школьного учителя. Как не отчаяться, когда все вокруг выходят замуж, а ты все ждешь. Чем больше детей, тем меньше романтики - или наоборот?! И другие 95 волнующих историй о любви, от которых вы не сможете оторваться.

БОЛЕЕ 500 000 ПРОДАННЫХ КОПИЙ

ФЕНОМЕН В ИСТОРИИ КНИГОИЗДАНИЯ

САМАЯ ПРОДАВАЕМАЯ В МИРЕ СЕРИЯ

История успеха:
1993 Год: Книга, которую никто не хотел издавать / #1 New York Times Bestseller / 20 000 проданных копий
2003 Год: + 180 новых книг в серии / Серия-бестселлер / 80 000 проданных копий
2013 Год: Около 250 книг в серии / Самая продаваемая серия в истории / Более 500 000 проданных экземпляров

Как все начиналось
История создания книги "Куриный бульон" вдохновляет не меньше, чем маленькие истории, из которых она состоит.
Джек Кэнфилд и Марк Хансен, оба популярные мотивационные спикеры, любили свои выступления "приправить" парочкой вдохновляющих историй. После тренингов многие обращались к ним: "А где можно найти ту историю про девочку-скаута? Я бы купил книгу ее сыну". "А та история про парня и щенка - ее можно где-то прочитать?".
В течение года Кэнфилд и Хансен записывали истории, которые пережили сами или услышали от знакомых, и когда их набралось 101 - разослали по издательствам. Они получили 144 отказа.
Тогда Джек и Марк решили найти покупателей еще до публикации книги, в надежде переубедить издателей. Они рассказывали о ней своим знакомым и слушателям тренингов, и всех, кто был заинтересован, просила написать расписку о покупке будущей книги. Когда таких расписок набралось более 20 000, Джек и Марк снова обратились к издателям.
Книгу напечатали, и все, кто давал обещание, купили ее. А дальше… продажи встали. Джек и Марк не хотели сдаваться. У них была цель - продать 1, 5 миллиона за 1,5 года.
Тогда они придумали "Правило пяти": ежедневно совершать по пять активных шагов по продвижению и продаже книги. С этого момента Кэнфилд и Хансен каждый день рассылали по 5 экземпляров журналистам, голливудским звездам, делали по 5 звонков руководителям компаний с предложением подарить книги сотрудникам. В итоге через 1,5 года было продано 1.3 миллиона экземпляров.
Издатель попросил написать продолжение.
Со временем книга, которую отвергли 144 издательства, стала одним из самых успешных проектов в истории книгоиздания....

Цена:
266 руб

Михай Чиксентмихайи Поток. Психология оптимального переживания Flow: The Psychology of Optimal Experience
Поток. Психология оптимального переживания
Цитата
Книга "Поток" представляет собой очень нетривиальный подход к проблемам эмоциональной жизни человека и регуляции поведения. Радость потока - это высшая награда, которой может одарить нас природа за стремление к решению все более и более сложных задач. В отличие от уровня жизни качество переживаний можно повысить, заплатив только одной валютой - вложением внимания и организованных усилий; другая валюта в царстве потока не котируется. Чиксентмихайи напоминает: счастье - это не то, что просто случается с нами, это и искусство, и наука, это то, что требует усилий и своеобразной квалификации. "Ключ к счастью лежит в умении контролировать себя, свои чувства и впечатления, находя таким образом радость в окружающей нас повседневности".
Дмитрий Леонтьев, доктор психологических наук

О чем книга
Исследуя творческих личностей, автор обнаружил в своих исследованиях, что они счастливы благодаря тому, что в процессе озарения испытывают состояние потока. Но поток не является исключительным достоянием каких-то особых людей. Автор выстраивает детальную, стройную и экспериментально подтвержденную теорию, в центре которой находится идея потока. Это состояние полного слияния со своим делом, поглощения им, когда не ощущаешь времени, самого себя, когда вместо усталости возникает постоянный прилив энергии.

Почему книга достойна прочтения
  • Cостояние потока - одна из самых прекрасных вещей в нашей жизни. И книга приведет читателя к этому состоянию.
  • Оказывается, счастье не снисходит на нас как благодать, а порождается нашими осмысленными усилиями, оно в наших руках.
  • Редкий пример служения высокой науки обычному человеку.

  • Для кого эта книга
    Для всех, кто стремится по-настоящему счастливо прожить эту жизнь. Для тех, кто интересуется психологией как дисциплиной, кого в принципе привлекает феномен счастья, ну и для всех тех, кому этого самого счастья так сильно не хватает в собственной жизни. Ведь в состоянии потока удовольствие сливается с усилиями и смыслом, порождая питающее энергией безграничное состояние радости.

    Кто автор
    Михай Чиксентмихайи - психолог, заслуженный профессор и директор центра исследований качества жизни Клермонтского университета (США), член Американской академии образования, Американской академии наук и искусств и Национальной академии исследований досуга, автор около 20 книг, наиболее известная из которых - "Поток" - переведена на 30 языков. Живет и работает в США.

    Ключевые понятия
    Психология, экзистенциальные вопросы, творческое озарение, гармония, счастье, поток.

    ...

    Цена:
    814 руб

    Шерри Аргов Мужчины любят стерв. Руководство для слишком хороших женщин Why Men Love Bitches
    Мужчины любят стерв. Руководство для слишком хороших женщин
    Прошло несколько недель или месяцев, и вы замечаете, что его интерес к вам ослаб. Не спешите покупать новое белье или готовить роскошный ужин из четырех блюд.
    Мировой бестселлер Шерри Аргов "Мужчины любят стерв" - это руководство для слишком хороших женщин, которые усердно "работают над отношениями". Из книги вы узнаете, почему ваши старания дают обратный эффект и что на самом деле заводит всех мужчин без исключения. 100 принципов привлекательности, которые сформулировала для вас Шерри, помогут вам всегда оставаться для него женщиной мечты, которой необходимо добиваться вновь и вновь. И вы сможете развивать ваши отношения по своему собственному сценарию....

    Цена:
    310 руб

    Корнелия Спилман Когда я злюсь. Сказки для эмоционального интеллекта When I Feel Angry
    Когда я злюсь. Сказки для эмоционального интеллекта
    Маленький зайчик расскажет детям, что он тоже злится. Злость - это сильное и страшное переживание для маленьких детей, их родителей. Слушая книгу, рассматривая картинки ваш малыш научится справляться со своими эмоциями и узнает, что нужно делать, чтобы не обижать других, даже если он очень зол....

    Цена:
    293 руб

    Кэрол Дуэк Гибкое сознание. Новый взгляд на психологию развития взрослых и детей
    Гибкое сознание. Новый взгляд на психологию развития взрослых и детей
    О книге
    В основе этой книги лежит революционная концепция, открытая известным психологом Кэрол Дуэк в результате 20 лет собственных исследований. Из нее вы узнаете:
    • почему интеллект и талант еще не гарантируют успеха,
    • как они, напротив, могут встать на его пути,
    • почему часто поощрение ума и таланта ставит достижения под угрозу,
    • и как улучшить успеваемость ребенка или продуктивность менеджера.

    Люди с фиксированным сознанием (с установкой на данность) верят, что врожденные ум и талант неизменны. Они тратят время на то, чтобы доказать всем, что они умны и талантливы, вместо того, чтобы развивать свои таланты. Кроме того, они верят, что талант ведет к успеху сам по себе. И они ошибаются.
    Люди с гибким сознанием (с установкой на рост) верят, что все качества можно развить, планомерно работая над собой, а изначальный уровень интеллекта и таланта - это всего лишь стартовая точка. Такой подход формирует любовь к постоянному обучению и устойчивость к трудностям и неудачам. Вряд ли найдется хоть один выдающийся человек, который бы не обладал этими качествами.
    Переход к гибкому сознанию усиливает мотивацию и продуктивность в бизнесе, образовании и спорте. Он обогащает личные отношения. Когда вы прочитаете эту книгу, вы узнаете как это происходит.

    Для кого эта книга
    • Для всех, кто нацелен на личностный рост.
    • Для тех, кто занимается управлением людьми.
    • Для преподавателей и тренеров.
    • Для родителей, которые хотят воспитать успешных детей.

    Фишка книги
    Кэрол Дуэк решила написать книгу после того, как ее студенты буквально настояли на том, чтобы она поделилась с миром своими открытиями, сделанными за 20 лет исследований.

    Цитаты из книги
    Установка на рост 
    Даже просто знание о существовании установки на рост способно привести к большим переменам в представлениях людей о самих себе и своей жизни. У вас есть выбор. Установка - это всего лишь то, как вы о себе думаете, а ведь вы можете и передумать.

    Провал важнее 
    Когда в НАСА рассматривают заявления кандидатов в астронавты, они отметают претендентов с чистенькими историями успеха и отдают предпочтение тем, у кого в биографии имеются значительные провалы, после которых эти люди смогли снова подняться.

    Пора меняться 
    Перемена бывает тяжелой, но я никогда не слышала, чтобы кто-то сказал: она того не стоила.

    Камень или вода?
    Убежденность в том, что ваши качества высечены из гранита, - установка на данность - вызывает в вас потребность самоутверждаться снова и снова. И она же не дает вам развиваться.

    Возможности за углом 
    Черта, отличающая необыкновенных людей, - их уникальный талант превращать жизненные неудачи в будущие успехи. С этим согласны все исследователи креативности.

    Вы можете все 
    Мы можем осознавать или не осознавать свои убеждения, но они оказывают огромное влияние на то, чего мы хотим и насколько успешно этого добиваемся....

    Цена:
    802 руб

    Майкл Беннет, Сара Беннет Забей! Как жить без завышенных ожиданий, здраво оценивать свои возможности и преодолевать трудности
    Забей! Как жить без завышенных ожиданий, здраво оценивать свои возможности и преодолевать трудности
    Каждый из нас сталкивается с проблемами, которые могут разрушить всю нашу жизнь. Муж потерял работу, впал в депрессию и начал пить; ребенок связался с плохой компанией, перестал учиться; жена не дает видеться с детьми после развода. Словом, жизнь неспра­ведлива, и, хуже того, совершенно непонятно, что с этим делать.Парадоксально, но чем сложнее ситуация, тем больше мы надеемся на простое решение. Мы ищем быстрое и легкое средство от всех бед - и многие популярные авторы обещают нам именно его, не отвечая за результат. Доктор Майкл Беннет, психиатр с 30 летним стажем, и его дочь сценарист Сара Беннет предлагают непростой, но реалистичный подход. Не все проблемы можно решить, ведь наши возможности не безграничны. Нельзя тратить энергию на ложные надежды, самобичевание, жалость к себе и отчаяние. Беннеты учат нас, как принять свою проблему, чтобы затем начать решать ее постепенно, спокойно и прагматично. В этой книге вы найдете конкретный алгоритм выхода из самых сложных жизненных ситуаций.

    Цитата
    Коротенькое название этой книжки порой один из самых добрых советов, которые только можно предложить человеку. В сегодняшнем мире, близком к помешательству на позитивной психологии, ее слишком часто путают с гигантским радужным мыльным пузырем для полетов над реальностью. Путешествие с предсказуемым исходом. Авторы книги предлагают трезвый взгляд на вещи: во-первых, хватит обвинять себя в том, в чем никто не виноват, и, во-вторых, к черту бесконечное самосовершенствование и самокопание — жизнь нам дана не для того, чтобы о ней мечтать или стать тем, кем не можем быть. Истина и счастье - в реальности.
    Алина Хараз,
    шеф-редактор журнала "Добрые советы"
    О чем книга
    Парадоксально, но чем сложнее ситуация, тем больше мы надеемся на простое решение. Мы ищем быстрое и легкое средство от всех бед - и многие популярные авторы обещают нам именно его, не отвечая за результат. Доктор Майкл Беннет, психиатр с 30-летним стажем, и его дочь Сара Беннет предлагают непростой, но реалистичный подход. Не все проблемы можно решить, ведь наши возможности не безграничны. Нельзя тратить энергию на ложные надежды, самобичевание, жалость к себе и отчаяние. Беннеты учат нас, как принять свою проблему, чтобы затем начать решать ее постепенно, спокойно и прагматично. В этой книге вы найдете конкретный алгоритм выхода из самых сложных жизненных ситуаций.


    Почему книга достойна прочтения
    - В каждой главе авторы предлагают список вопросов, которые помогут вам оценить свою проблему объективно. Далее предлагается решение проблемы "на скорую руку", четкий алгоритм действий.
    - Беннеты меняют наше отношение к таким явлениям, как самоуважение, любовь, родительство, общение. 
    - Вы по-новому сможете подойти к проблемам, связанным с воспитанием сложных детей, разводом, жизнью рядом с близким человеком, который страдает алкоголизмом, депрессией, и пр.


    Кто авторы
    Доктор Майкл Беннет, дипломированный психиатр, получил образование в Гарвардском колледже и Гарвардской медицинской школе. Главным интересом жизни стала его частная практика, которую Майкл ведет уже около 30 лет.


    Сара Беннет, сценарист, писатель. Пишет статьи для журналов, электронных изданий, телевидения, сценарии комедийных скетч-шоу.


    Ключевые понятия
    Отношения, несправедливость, проблема, депрессия, развод, секс, поведение, самоуважение, злость, самооценка.


    ...

    Цена:
    231 руб

    Уте Эрхардт Хорошие девочки отправляются на небеса, а плохие - куда захотят
    Хорошие девочки отправляются на небеса, а плохие - куда захотят
    Женщинам с раннего детства внушают, что они должны быть "хорошими". Их главное предназначение в жизни - быть хорошей матерью и женой. Со всем остальным справятся мужчины. И женщины, сами того не осознавая, становятся зависимыми. Они отказываются от своих истинных желаний и устремлений в угоду интересам своих близких. Главное - быть покладистой и желанной. Эта цель заслоняет собой огромное количество возможностей. Женщина ограничивает себя в самоопределении, независимости, карьере и во власти. Вместо того чтобы искать себя, она старается понравиться окружающим. Автор этой книги, рассказав множество жизненных историй, доказывает: кроткие и покорные женщины, отказавшись ради семьи и детей от образования, карьеры и вообще какого-либо развития, теряют свою индивидуальность и становятся неинтересными своим партнерам. Пора уже очнуться и сказать себе "Я у себя одна. Чего я хочу на самом деле? Что чувствую? Куда иду?", стать независимой личностью, начать реализовывать свой творческий потенциал и двигаться к новым свершениям.

    Цитата
    "Совсем недавно общество не требовало от женщины быть смелой, решительной и напористой. Напротив, оно настаивало на нежном характере и податливом нраве. Девочек приучали нравиться, быть приветливыми и покладистыми. Но времена изменились. В современном мире вчерашние тихони осмотрелись и задались вполне резонным вопросом: "А почему, собственно, мы должны оправдывать чьи-то ожидания?" Уте Эрхардт убедительно доказывает, что сегодня выигрывают смелые, те, кто предпочитает оставаться собой, а не гнаться за одобрением окружающих"
    Этери Чаландзия, 
    журналист, писатель


    О чем книга
    Женщинам с раннего детства внушают, что они должны быть "хорошими". Их главное предназначение в жизни - быть хорошей матерью и женой. Со всем остальным справятся мужчины. И женщины, сами того не осознавая, становятся зависимыми. Они отказываются от своих истинных желаний и устремлений в угоду интересов своих близких. Главное - быть покладистой и желанной. Эта цель заслоняет собой огромное количество возможностей. Женщина ограничивает себя в самоопределении, независимости, карьере и во власти. Вместо того чтобы искать себя, она старается понравиться окружающим. Автор этой книги, рассказав множество жизненных историй, доказывает: кроткие и покорные женщины, отказавшись ради семьи и детей от образования, карьеры и вообще какого-либо развития, теряют свою индивидуальность и становятся неинтересными своим партнерам. Пора уже очнуться и сказать себе: "Я у себя одна. Чего я хочу на самом деле? Что чувствую? Куда иду?", -стать независимой личностью, начать реализовывать свой творческий потенциал и двигаться к новым свершениям.


    Почему книга достойна прочтения
    - Автор разрушает устоявшиеся в нашем обществе стереотипы, которые довлеют над женщинами и не дают им реализовывать свой творческий, профессиональный потенциал в полной мере.
    - Книга позволяет взглянуть на себя по-новому, и понять, почему не всегда стоит быть "хорошей девочкой". Почему не стоит бояться проявления своей агрессии, недовольства. А порой даже полезно выяснять отношения с близкими.
    - Книга содержит множество советов о том, как женщине правильно выстраивать отношения со своим партнером, как вести себя с подчиненными. 
    - Все свои идеи автор иллюстрирует на конкретных примерах из жизни.


    Кто автор 
    Уте Эрхардт - известный психолог, писатель, бизнес-тренер. Около 10 лет занимается разработкой авторских программ, направленных на повышение коммуникативных способностей и развития лидерских качеств персонала. Ведет частную психотерапевтическую практику. 


    Ключевые понятия
    Независимость, страх, беспомощность, предназначение, карьера, характер, счастье, семья, материнство.


    ...

    Цена:
    202 руб

    Эрих Фромм Иметь или быть? Haben Oder Sein?
    Иметь или быть?
    В своей знаменитой работе "Иметь или быть?" Эрих Фромм наглядно демонстрирует, к чему приводят отношения, сформированные по принципу "Ты - мне, я - тебе", и пытается ответить на вопрос, который в конечном итоге встает перед каждым: что все-таки важнее - обладание предметами материальной культуры или истинное, осмысленное бытие, когда человек по-настоящему проживает каждое мгновение своей жизни, осознавая его и наслаждаясь им во всей его полноте....

    Цена:
    205 руб

    SKIFMUSIC. Гипермаркет музыкальных инструментов. 50 000 товаров для новичков и профессионалов с доставкой по России от 1 дня.
    2008 Copyright © 1000show.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
    Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт. Партнёрская программа.
    Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования Яндекс.Метрика