Про любовь и брак
Мужское и женское сознание.
Мужское и женское сознание. Различия психической жизни полов.

Прежде чем приступить к рассмотрению основного различия психической жизни полов, поскольку содержание ее представляют явления внешнего и внутреннего мира, необходимо предпринять известные психологические изыскания и установить некоторые понятия. В виду того что взгляды и принципы господствующей психологии развились без всякого отношения к нашей специальной теме, то нужно было бы удивляться, если бы ее теории можно было бы применить без дальнейших рассуждений к нашей области. К тому же в наше время не существует одной психологии, есть много психологий. Присоединение к какой-нибудь определенной школе для исследования, только на основании ее научных положений, всей избранной нами темы, было бы в большей степени произволом, чем принятый мною метод, который, присоединяясь ко всем современным результатам, стремится обосновать явления, поскольку это необходимо, вполне самостоятельно.

Стремление к объединенному рассмотрению всей душевной жизни, сведение ее к одному определенному основному процессу проявилось в эмпирической психологии прежде всего в отношении, принятом отдельными исследователями, между ощущениями, и чувствами. Гербарт выводил чувства из представлений. Горвич, напротив, предполагал, что ощущения развиваются из чувств. Современные выдающиеся психологи указали на полную безнадежность таких попыток. А все же в основе их лежит истина.

Чтобы найти ее, не следует упускать одного, по-видимому, вполне ясного отличия, совершенно обойденного каким-то странным образом современной психологией. Первое явление какого-нибудь ощущения, мысли, чувства следует отличать от их повторений, при которых можно уже проследить процесс запоминания. Для целого ряда проблем это различие имеет, как кажется, важное значение, хотя оно и не соблюдается современной психологией.

Всякому отчетливому, ясному, пластическому ощущению точно так же, как каждой резко разграниченной мысли, прежде чем она впервые будет выражена в словах, предшествует, правда, чрезвычайно короткая стадия неясности. Точно так же всякой еще необычной ассоциации предшествует более или менее краткий момент времени, когда намечается только неопределенное чувство, направленное к предмету ассоциации, общее предчувствие ассоциации, ощущение принадлежности ее к чему то другому. Родственные явления, наверное, особенно занимали Лейбница. Они-то и дали возможность (хуже или лучше описанные) к составлению упомянутых теорий Герберта и Горвица.

Так как в качестве основных форм чувствований рассматривают обычно лишь удовольствие и неудовольствие, а вместе с Вундтом еще освобождение и напряжение, успокоение и возбуждение, то деление психических феноменов на ощущения и чувства для явлений, предшествующих стадии ясности, как это будет вскоре подробно указано, слишком узко, а потому и неприменимо для их описания. Поэтому я хочу для резкого разграничения воспользоваться здесь, насколько можно самой общей классификацией. Это классификация Авенариуса на "элементы" и "характеры" ("характер "здесь не имеет ничего общего с объектом характерологии).

Распространению своих теорий Авенариус помешал не одной только, как известно, совершенно новой терминологией (она содержит в себе много преимуществ, а для известных явлений, впервые им замеченных и названных, она едва ли заменима), больше всего препятствует принятию некоторых его выводов, его несчастное стремление вывести психологию из физиологической системы мозга, тогда как сам он постиг ее только на основании психологических факторов внутреннего опыта (посредством чисто внешнего присоединения общих биологических положений о равновесии между питанием и работой). Вторая психологическая часть его "критики чистого опыта" послужила ему самому базисом для постройки гипотез первой физиологической части. В изложении это взаимоотношение обеих частей перевернулось, и первая часть напоминает читателю скорее описание путешествия по Атлантиде. В виду этой трудности, я вкратце поясню сейчас смысл указанного деления Авенариуса, оказавшегося крайне пригодным для моих целей.

"Элементом" Авенариус называет то, что в школьной психологии называется "ощущением" (как при "восприятии", так и при "воспроизведении" (репродукции), у Шопенгауэра оно называется "представлением", а у англичан или "impression", или "idea", а в обыденной жизни оно называется: "вещью, предметом", причем совершенно безразлично, (у Авенариуса) происходит ли при этом внешнее раздражение органов чувства, или нет, что весьма важно и ново. При этом, как для его, так и для наших целей, представляется совершенно посторонним вопрос, где собственно нужно остановиться в так называемом анализе: наблюдать ли, как "ощущение", или только как один лист, отдельный стебель, или же (на чем особенно останавливаются) только краску, величину, твердость, запах, температуру считать действительно "простыми". Ведь можно было бы на этом пути пойти еще дальше и говорить, что зелень листа представляет уже комплекс, результат его качества, интенсивности, яркости, насыщенности и протяжения, и что только эти последние нужно считать элементами. Нечто подобное происходит и с атомами: уже раньше они должны были уступить место "амерам", а теперь "электронам". Итак, если "зеленый", "голубой", "холодный", "теплый" "твердый", "мягкий" "сладкий", "кислый" являются элементами, то характером по Авенариусу будет всякого рода "окраска", "тон чувствования", с которым эти элементы выступают. И не только "приятный", "прекрасный", "благодетельный" и их противоположности признал Авенариус психологически принадлежащими сюда же, но и такие понятия, как "странный", "надежный", "жуткий", "постоянный","иной" "верный", "известный", "действительный","сомнительный" и т. д. и т. д. Все, что я, например, предполагал, во что верю, знаю, составляет элемент, а то что я только предполагал, но не верю, не знаю психологически (не логически) -является "характером", в котором заключен "элемент".

Но в душевной жизни есть стадия, в которой такое общее деление психических феноменов не только не правильно, но и преждевременно. Именно, все "элементы" являются в начале, как бы на расплывчатом фоне, как "rudis indigestaque moles", тогда как в то же самое время характеристика (приблизительно, стало быть, чувственная окраска) обхватывает все целое. Это подобно процессу, являющемуся перед нами, когда мы приближаемся издали к какому-нибудь предмету, кусту или куче дров: первоначальное впечатление, тот первый момент, когда мы еще не можем различить, какой это в сущности предмет, момент первой неясности и неуверенности. Вот это то именно я и прощу ясно представить себе для понимания дальнейшего изложения.

В это мгновение "элементы" и "характер" абсолютно неразличимы (неотделимы они постоянно, на основании вполне правильно защищаемого Петцольдом видоизменения исследований Авенариуса). В густой толпе людей я замечаю, например, лицо, черты которого тотчас же исчезают у меня, благодаря непрестанно двигающимся массам народа. У меня нет ни малейшего представления о том, как выглядит это лицо. Я был бы не в состоянии описать его или дать хотя его незначительные признаки. И все-таки оно привело меня в сильное возбуждение: я спрашиваю с боязливым, жадным беспокойством, где я видел это лицо раньше?

Если человек увидит "на мгновенье" женскую голову, и она произведет на него сильное чувственное впечатление, то очень часто он не может объяснить себе, что собственно он видел. Бывает даже, что он не в состоянии точно припомнить цвета ее волос. Необходимым условием всегда является то, чтобы сетчатая оболочка, выражаясь вполне фотографически, была достаточно короткое время, не дольше известной части секунды, экспонирована.

Когда приближаются издали к какому-нибудь предмету, то различают первоначально лишь очень неясные очертания, при чем испытывают достаточно сильные ощущения, которые стушевываются по мере того, как приближаются к предмету и лучше воспринимают подробности. (Нужно заметить, что здесь не идет речь о "чувствах ожидания"). Пусть вспомнят, например, о первом впечатлении, полученном от вытянутой из швов человеческой клиновидной кости, или впечатлении от некоторых рисунков и картин, наблюдаемых на полметра ближе или дальше правильного расстояния. Я вспоминаю впечатление, произведенное на меня пассажами из одного бетховенского сочинения для рояля, состоявшими из 1/32-х, и вспоминаю впечатление от страниц ученого исследования, заполненных всецело тройными интегралами, пока я еще не знал нот и понятия не имел об интегрировании. Это и есть то, что просмотрели Авенариус и Петцольд: всякое выявление элементов сопровождается известным обособлением характеристики (чувственной окраски).

Некоторые твердо установленные экспериментальной психологией факты можно сопоставить с этими выводами самонаблюдения. Пусть попробуют в темной комнате моментально подействовать цветным световым раздражением на привыкший к темноте глаз, и наблюдатель получит просто впечатление света, не будучи в состоянии ближе определить цветового качества. Получится впечатление "чего-то", не имеющее более точного определения, "впечатление света вообще". Точное указание цветового качества нелегко сделать и при большей продолжительности раздражения (конечно, до известной величины).

Точно также всякому научному открытию, технологическому изобретению или художественному созданию, предшествует родственная стадия темноты, подобно той, откуда Заратустра вызывает свое учение о вечном возвращении (Wiederkimft). "Встань бездонная мысль из глубины моей! Я твой петух, твой предрассветный туман, заспавшийся червь: встань, встань! мой голос должен тебя разбудить! "Весь этот процесс в своем поступательном движении, от полной запутанности до сияющей ясности, подобен ряду воспринимаемых нами пассивно картин, когда с какой-нибудь пластической группы или рельефа снимают одно за другим обвивавшие его влажные покрывала. При открытии памятника зритель переживает нечто подобное. Точно также, если я вспоминаю, например, услышанную однажды мелодию, процесс этот в точности повторяется, хотя часто настолько быстро, что его трудно уловить, Каждой новой мысли предшествует такая, как я ее называю, стадия "предмыслия", когда выплывают и рассыпаются геометрические фигуры, кажущиеся фантазмы и туманные образы, когда появляются "колеблющиеся формы", окутанные мраком картины, таинственно манящие маски.Начало и конец всего этого хода мыслей, которые я кратко называю процессом "просветления", относятся между собой так как два впечатления, полученные очень близоруким субъектом от находящегося вдали предмета, одно - в очках, другое - без очков.

И как в жизни отдельного индивидуума (который, может быть, умрет прежде, чем закончит весь процесс), точно так же и в истории исследований "предчувствия" всегда предшествуют ясному познанию. Это тот же процесс просветления, распределенный на целые поколения. Пусть вспомнят, например, о бесчисленных предвосхищениях у греков и в более новое время теории Ламарка и Дарвина, за которые "предвозвестники" их чрезмерно восхваляются, о предшественниках Роберта Манера и Гельмгольца, о тех случаях, когда Гете и Леонардо да Винчи, правда, может быть, разносторонние люди, предвосхитили позднейший прогресс науки и т. д., и т. д. О таких именно предварительных стадиях идет обычно речь, когда открывают, что та или иная мысль не нова, что ее можно найти у того или другого мыслителя, поэта и пр. Подобный же процесс развития наблюдается так же при всех художественных стилях в живописи и музыке: от неуверенного прикосновения, осторожных колебаний до полной победы. Умственный прогресс человечества в науке основывается так жена лучшем и лучшем описании и познании одних и тех же явлений. Это процесс просветления, распространенный на всю человеческую историю. То что мы замечаем нового, то в сравнении с этим процессом мало достойно внимания.

Сколько степеней выяснения и дифференцированности пройдет содержание известного представления, вплоть до полной и отчетливой, не задернутой никаким туманом мысли, может наблюдать всякий, кто старается усвоить новый трудный предмет, например, теорию эллиптических функций. Как много степеней понимания нужно пройти (особенно в математике и механике), пока все не предстанет в полном порядке, в совершенной системе, ненарушенной и стройной гармонии частей к целому! Эти степени соответствуют отдельным этапам на пути просветления.

Процесс просветления может протекать также и в обратном порядке: от полной ясности до полной неопределенности. Это обратное движение - ничто иное, как процесс забывания. Обычно он растягивается на довольно значительное время, и лишь случайно можно заметить отдельные точки на его пути. Даже прекрасно сооруженные улицы тотчас разрушаются, если не заботятся о их "восстановлении", и подобно тому, как из юношеского "предмыслия" развивается интенсивная блещущая "мысль", так и от нее происходит переход к старческому "послемыслию"; как брошенная лесная дорога зарастает справа и слева травой и кустарником, так стирается день за днем и ясный отпечаток мысли о каком-нибудь явлении, уже не служащим для нас предметом мышления. Один из моих друзей открыл отсюда и обосновал самонаблюдением следующее практическое правило: кто хочет что-нибудь изучить, будь то музыкальный отрывок или отдел из истории философии тот не должен посвящать себя усвоению этой работы без перерывов. Ему нужно будет повторять отдельные части данного материала по несколько раз. Вопрос в том, как велики должны быть перерывы для более целесообразного усвоения? Выяснилось - и это должно иметь общее значение, что повторение следует возобновить, когда не окончательно еще иссяк интерес к работе, когда наполовину владеют еще своим сознательным мышлением. А когда предмет уже достаточно исчез из памяти, так что он не интересует нас, не возбуждает ни любопытства, ни любознательности, тогда результаты первого усвоения стираются, и вторичное изучение их не усиливает: здесь приходится сделать вновь значительную долю работы просветления.

Весьма возможно, что в смысле учения Зигмунда Экснера о "проникновении", вполне соответствущему весьма популярному взгляду о совершенно параллельном этому процессу просветления, следует принять, что нервные сосуды должны быть чувствительны в своих фибрах, если дело коснется раздражения посредством аффекта (безразлично от того, будет ли последний существовать долю или часто повторяться). Весьма понятно и то, что в случае заболевания результат этого "проникновения" будет совершенно обратным. На этом-то основании морфологические элементы строения, происшедшие благодаря вышесказанному, атрофируются в отдельных клетках из-за недостаточного их применения. Авенариус в своей теории принимает для объяснения всех этих родственных явлений различия между "отделкой" и "расчленением" в процессах мозга (в независимых уклонениях от системы С). Той же теорией объясняются очень просто и дословно свойства влияния зависимого (психического) ряда явлений на независимый (физический), т.е. его способность влиять на вопрос психофизического сопоставления. Поэтому и выражения "отделанный" и "расчлененный" употребляются для описания степени разницы отдельных психических данных, в которых они и употребляются для этой цели. Необходимо проследить процесс "просветления" во всем его течении для того, чтобы изучить объем и внутреннее содержание нового понятия. Однако для последующего важна лишь первоначальная стадия, исходный пункт "просветления". В том внутреннем содержании, через которое проходит процесс просветления, т.е., так сказать, в первый момент его проявления, еще не ощущается разница, по Авенариусу "элемента" от "характера".

Однако всякий, принимающий подобное деление для всех явлений развивающейся психики, обязательно должен ввести новое название для выражения внутреннего содержаний той стадии, где такая двойственность еще не различается. И вот мы, не считаясь со всеми требованиями, выходящими из рамок этой работы, предлагаем здесь слово "генида" для выражения физических данных в первобытно-детском состоянии (от греч. слова hen, так как восприятие и чувство не позволяют ощутить в себе двойственности, в виде двух аналитических моментов абстракции).

Необходимо рассматривать абсолютную гениду в качестве ограничивающего понятия. Конечно, при этом невозможно точно и быстро решить, сколько раз настоящие психические переживания достигают в взрослом человеке степени индифферентности. Впрочем, теория сама по себе и не касается этого. Вообще можно назвать именем "гениды" то весьма различное у различных людей, что происходит при разговоре. Конечно, тут имеется в виду нечто совершенно определенное. Например, если кто-нибудь замечает что-либо и это "что-либо" испарилось так, что его невозможно восстановить. Однако позднее нечто из утраченного может быть восстановлено на основании ассоциации идей. И вот из этого возобновленного, как оказывается, можно узнать, что представляла из утраченного то, чего раньше никак не удавалось уловить. Очевидно мы тогда получим понятие, имеющее то же самое содержание, но только в другой форме, на другой стадии развития. Подобное прояснение не только производится в течение всей индивидуальной жизни по этому направлению, но и должно быть сызнова испытано для каждого внутреннего содержания.

Предполагаю, что кто-либо вдруг потребует более точного описания того, что я собственно понимаю под словом генида. Как выглядит такая генида? Это было бы полнейшим абсурдом. В самом понятии гениды заключается представление о том, что она представляет собой туманную единицу, которую невозможно описать точнее. Однако, если при этом несомненно, что позднее следует полное отождествление гениды с самым расчлененным внутренним содержанием, то столь же несомненно, что сама генида еще не вполне совпадает с ним, чем-то от нее отличается, - меньшей степенью сознания, недостатком рельефности и главным образом отсутствием "фиксационной точки" в "зрительном поле".

Невозможно также рассматривать и описывать отдельные гениды можно только лишь знать об их существовании. Остается принять принципиально, что в гениде существуют такие же мысли и жизнь, как в элементах и характерах: каждая генида при этом представляет из себя индивидуум и совершенно различна одна от другой.

По данным, которые будут приведены позднее, можно заключить, что переживания раннего детства (это можно принять для первых 14 месяцев жизни каждого человека) - суть гениды, если не принимать таковые в их абсолютном значении. По крайней мере психические события раннего детства никогда не отходят далеко от стадии гениды; у взрослых же развитие внутренней жизни уже переросло эту ступень. От сюда видно, что в состоянии гениды проходит форма сознательной жизни низших организмов и, может быть, очень многих растений и животных. У взрослого человека происходит уже дальнейшее развитие из гениды, благодаря вполне отчетливому, пластическому впечатлению, и том случае, если оно представляет для него никогда недостижимый идеал. У абсолютной гениды язык еще не сформирован, ибо расчленение речи вытекает из расчленения мысли, но и на самой высокой из доступных человеку ступеней интеллекта остается много неясного, а потому и невыразимого.

Вообще вся теория гениды помогает сгладить борьбу между впечатлением и чувством в их споре о старшинстве и сделать попытку поставить на место понятий "элемент" и "характер", выхваченных из теории просветления, описание самого содержания этой теории, опираясь при этом на тот основной факт наблюдения, что только с выделением "элементов" последние становятся отличными от "характеров".

Теперь понятно, почему человек ночью более, чем днем, склонен к "настроениям" и "сентиментальностям" - ибо ночью все вещи лишены тех резких очертаний, какие они имеют днем.

В каком же направлении нужно вести все это исследование с психологией полов? Повторяем, что мы тут находим разницу между М и Ж в отношении различных стадий просветления, так как, откровенно говоря, наше пространное сочинение и клонится к подобной цели. Но в чем же заключается эта разница?

Нужно ответить на это следующим образом: мужчина обладает одинаковым с женщиной психическим содержанием, но только в более расчлененной форме. Там, где женщина более или менее мыслит генидами, она имеет ясные, отчетливые представления, к которым присоединяются ясно выраженные и всегда отдельные от , вещей чувства. У Ж мысли и чувства бывают одинаковы. У М они раз- личны. Когда у Ж переживания находятся еще в состоянии гениды, то y М давно уже наступило просветление. (Конечно, тут нельзя думать ни об абсолютных генидах у женщины, ни об абсолютном просветлении у мужчины), Вот почему женщина сентиментальна, и вот почему ее можно только тронуть, но не потрясти.

Лучшая отделка психических данных у мужчины соответствует также большей строгости в его строении тела и в чертах его лица. Совершенно обратно этому, малая отделка психических данных у женщины соответствует нежности, округленности и неясности в женской фигуре и физиономии. Говоря далее, с этим представлением вполне согласуются выводы из измерения различных степеней чувствительности полов, которые, вопреки ходячему мнению, показали, что чувствительность мужчины тоньше, даже если брать при этом средние числа. Эта разница выкупает еще в более обширных размерах при точном наблюдении над типами. Единственным тут исключением является чувство осязания. Осязательная чувствительность женщины вообще тоньше, чем у мужчин греч. слова hen, так как восприятие и чувство не позволяют ощутить в себе двойственности, в виде двух аналитических моментов абстракции).

Необходимо рассматривать абсолютную гениду в качестве ограничивающего понятия. Конечно, при этом невозможно точно и быстро решить, сколько раз настоящие психические переживания достигают в взрослом человеке степени индифферентности. Впрочем, теория сама по себе и не касается этого. Вообще можно назвать именем "гениды" то весьма различное у различных людей, что происходит при разговоре. Конечно, тут имеется в виду нечто совершенно определенное. Например, если кто-нибудь замечает что-либо и это "что-либо" испарилось так, что его невозможно восстановить. Однако позднее нечто из утраченного может быть восстановлено на основании ассоциации идей. И вот из этого возобновленного, как оказывается, можно узнать, что представляла из утраченного то, чего раньше никак не удавалось уловить. Очевидно мы тогда получим понятие, имеющее то же самое содержание, но только в другой форме, на другой стадии развития. Подобное прояснение не только производится в течение всей индивидуальной жизни по этому направлению, но и должно быть сызнова испытано для каждого внутреннего содержания.

Предполагаю, что кто-либо вдруг потребует более точного описания того, что я собственно понимаю под словом генида. Как выглядит такая генида? Это было бы полнейшим абсурдом. В самом понятии гениды заключается представление о том, что она представляет собой туманную единицу, которую невозможно описать точнее. Однако, если при этом несомненно, что позднее следует полное отождествление гениды с самым расчлененным внутренним содержанием, то столь же несомненно, что сама генида еще не вполне совпадает с ним, чем-то от нее отличается, - меньшей степенью сознания, недостатком рельефности и главным образом отсутствием "фиксационной точки" в "зрительном поле".

Невозможно также рассматривать и описывать отдельные гениды можно только лишь знать об их существовании. Остается принять принципиально, что в гениде существуют такие же мысли и жизнь, как в элементах и характерах: каждая генида при этом представляет из себя индивидуум и совершенно различна одна от другой.

По данным, которые будут приведены позднее, можно заключить, что переживания раннего детства (это можно принять для первых 14 месяцев жизни каждого человека) - суть гениды, если не принимать таковые в их абсолютном значении. По крайней мере психические события раннего детства никогда не отходят далеко от стадии гениды; у взрослых же развитие внутренней жизни уже переросло эту ступень. От сюда видно, что в состоянии гениды проходит форма сознательной жизни низших организмов и, может быть, очень многих растений и животных. У взрослого человека происходит уже дальнейшее развитие из гениды, благодаря вполне отчетливому, пластическому впечатлению, и том случае, если оно представляет для него никогда недостижимый идеал. У абсолютной гениды язык еще не сформирован, ибо расчленение речи вытекает из расчленения мысли, но и на самой высокой из доступных человеку ступеней интеллекта остается много неясного, а потому и невыразимого.

Вообще вся теория гениды помогает сгладить борьбу между впечатлением и чувством в их споре о старшинстве и сделать попытку поставить на место понятий "элемент" и "характер", выхваченных из теории просветления, описание самого содержания этой теории, опираясь при этом на тот основной факт наблюдения, что только с выделением "элементов" последние становятся отличными от "характеров".

Теперь понятно, почему человек ночью более, чем днем, склонен к "настроениям" и "сентиментальностям" - ибо ночью все вещи лишены тех резких очертаний, какие они имеют днем.

В каком же направлении нужно вести все это исследование с психологией полов? Повторяем, что мы тут находим разницу между М и Ж в отношении различных стадий просветления, так как, откровенно говоря, наше пространное сочинение и клонится к подобной цели. Но в чем же заключается эта разница?

Нужно ответить на это следующим образом:

Мужчина обладает одинаковым с женщиной психическим содержанием, но только в более расчлененной форме. Там, где женщина более или менее мыслит генидами, она имеет ясные, отчетливые представления, к которым присоединяются ясно выраженные и всегда отдельные от ,вещей чувства. У Ж мысли и чувства бывают одинаковы. У М они различны. Когда у Ж переживания находятся еще в состоянии гениды, то y М давно уже наступило просветление.

(Конечно, тут нельзя думать ни об абсолютных генидах у женщины, ни об абсолютном просветлении у мужчины), Вот почему женщина сентиментальна, и вот почему ее можно только тронуть, но не потрясти.

Лучшая отделка психических данных у мужчины соответствует также большей строгости в его строении тела и в чертах его лица. Совершенно обратно этому, малая отделка психических данных у женщины соответствует нежности, округленности и неясности в женской фигуре и физиономии. Говоря далее, с этим представлением вполне согласуются выводы из измерения различных степеней чувствительности полов, которые, вопреки ходячему мнению, показали, что чувствительность мужчины тоньше, даже если брать при этом средние числа. Эта разница выкупает еще в более обширных размерах при точном наблюдении над типами. Единственным тут исключением является чувство осязания. Осязательная чувствительность женщины вообще тоньше, чем у мужчины. Факт этот довольно интересен, и требует точного изложения, которое я сделаю несколько позднее. Здесь же лишь я замечу, что болевые ощущения мужчины несравненно выше, чем у женщины. Подобный факт имеет известное значение для физического изыскания над "болевым ощущением" и его отличием от "кожного".

Слабая чувствительность должна, конечно, способствовать пребыванию внутренней жизни в состоянии стадии гениды. Конечно, при этом нельзя рассматривать ничтожную степень ее прояснения за непременное следствие такой стадии. Тем не менее она находится с ним в очень вероятной связи. Точным доказательством меньшей отделки представлений у женщин является большая решительность в суждении у мужчин. Конечно, такой факт невозможно вывести из одной только недостаточной отчетливости женского мышления (возможно, что тут имеется и один общий, более глубокий корень). Для нас несомненно лишь то, что пока мы пребываем еще вблизи стадии гениды, мы точно знаем только то, каких свойств нет у данного предмета. Это мы узнаем гораздо раньше, чем бываем в состоянии определить, какими свойствами он обладает на деле. То, что Мах называет "инстинктивным опытом", основывается, вероятно, на том, что известные состояния сознания даются нам в форме гениды. Чем мы ближе к такой стадии, тем более мы лишь кружимся вокруг предмета, постоянно поправляемся при каждой попытке его описать и постоянно лишь повторяем: нет, не то слово! Конечно, этим-то и обусловливается нерешительность в суждении. Последнее только тогда приобретает определенность и прочность, когда процесс просветления уже окончен. Уже самое суждение само по себе предполагает известное удаление от стадии гениды. И это бывает даже тогда, когда им высказывается только нечто аналитическое, не увеличивающее духовного содержания известного субъекта.

В том факте, что Ж всегда ожидает от М прояснения своих темных представлений, истолкования генид везде, где нужно высказать новое суждение, а не повторять старое, давно готовое в виде простой сентенции, находится доказательство правильности взгляда, что генида есть свойство Ж, а дифференцированное внутреннее содержание - свойство М. В этом и заключается основная противоположность полов. Выступающая в речи мужчины расчлененность его мысли там, где у женщины нет ясного сознания, обыкновенно ожидается, желается ею, как третичный половой признак и действует на нее именно в таком смысле. На этом основании многие девушки говорят, что они охотно бы вышли замуж за такого мужчину (или по крайней мере могли бы полюбить такого), который был бы умнее их. Если же мужчина просто соглашается с их словами и не умеет высказывать их в лучшем виде, то такой факт им не нравится и даже их отталкивает в половом отношении. Совершенно ясно, что женщина ощущает в качестве признака мужественности тот факт, что мужчина сильнее ее и в духовном отношении. Ж привлекает к себе лишь тот мужчина, мышление которого выше ее собственного. Этим она, сама того не сознавая, подает решающий голос против теории равноправия полов.

М живет сознательно, Ж бессознательно. Мы имеем теперь полное право говорить так по поводу крайних типов. Ж получает свое сознание от М. Половой функцией типичного мужчины по отношению к типичной женщине, в качестве его идеального дополнения, является работа превращения бессознательного в сознательное.

Теперь мы подошли к проблеме дарования. В настоящее время весь теоретический спор о женщинах почти везде сводится к вопросу о том, кто имеет более духовных качеств: мужчины или женщины. Обыкновенная постановка вопроса не считается с типами. Тут же была изложена теория типов, и она не может остаться без влияния на требуемый ответ. Нам теперь остается разъяснить, в чем состоит связь между поставленным вопросом и этой теорией.


Полезные сайты
Foodmenu.ru Кулинарные рецепты
World-Tours.ru: Занимательная география
YTurist.ru: Достопримечательности Россия


просмотров: 1019
Search Results from Ebay.US* DE* FR* UK
Морские круизы
Search Results from «Озон» Психология.
 
Айн Рэнд Атлант расправил плечи (комплект из 3 книг) Atlas Shrugged
Атлант расправил плечи (комплект из 3 книг)
Цитата
"Клянусь своей жизнью и любовью к ней, что никогда не буду жить для кого-то другого и никогда не попрошу кого-то другого жить для меня".
Айн Рэнд

О чем книга
К власти в США приходят социалисты и правительство берет курс на "равные возможности", считая справедливым за счет талантливых и состоятельных сделать богатыми никчемных и бесталанных. Гонения на бизнес приводят к разрушению экономики, к тому же один за другим при загадочных обстоятельствах начинают исчезать талантливые люди и лучшие предприниматели. Главные герои романа стальной король Хэнк Риарден и вице-президент железнодорожной компании Дагни Таггерт тщетно пытаются противостоять трагическим событиям. Вместо всеобщего процветания общество погружается в апатию и хаос.

Почему книга достойна прочтения
  • Это книга, меняющая мировоззрение, она формирует целостное видение мира и дает ответы на вопросы о смысле человеческой жизни и общественном значении предпринимательства.
  • По опросам общественного мнения, проведённого в 1991 году Библиотекой Конгресса и книжным клубом "Book of the Month Club" в Америке "Атлант расправил плечи" - вторая после Библии книга, которая привела к переменам в жизни американских читателей.
  • Эта книга попала в список бестселлеров The New York Times через три дня после начала продаж и оставалась в нем на протяжении 21 недели.
  • Это самое значимое произведение в жизни писательницы, на работу над которым ушло 12 лет ее жизни.


  • Кто автор
    Айн Рэнд (1905-1982) - наша бывшая соотечественница, ставшая культовой американской писательницей. Автор четырех романов-бестселлеров и многочисленных статей. Создатель философской концепции, в основе которой лежит принцип свободы воли, главенство рациональности и "нравственность разумного эгоизма".

    Ключевые понятия
    Свобода, предпринимательство, государство, философия объективизма.



    .

    .

    ...

    Цена:
    899 руб

    Джон Грэй Мужчины с Марса, женщины с Венеры Men are from Mars, Women are from Venus
    Мужчины с Марса, женщины с Венеры
    МУЖЧИНЫ С МАРСА, ЖЕНЩИНЫ С ВЕНЕРЫ - один из величайших бестселлеров нашего времени. Это книга, изменившая к лучшему судьбы великого множества людей.
    Большинство проблем в отношениях мужчины и женщины возникают потому, что мы действительно разные. И не просто разные люди - мы с разных планет. Наш подход к большинству вопросов отличается настолько, что для настоящего взаимопонимания необходим особый общий язык.
    И эта книга поможет каждому и каждой этот язык найти и освоить. А когда мы его выучим, исчезнет большинство причин быть несчастливыми в любви, в семье, в деловых отношениях....

    Цена:
    232 руб

    Дэниел Гоулман Эмоциональный интеллект. Почему он может значить больше, чем IQ Emotional Intelligence: Why Il Can Matter More Than IQ
    Эмоциональный интеллект. Почему он может значить больше, чем IQ
    Американский психолог, признанный эксперт в области эмоционального интеллекта Дэниел Гоулман утверждает, что наши эмоции играют в достижении успеха в семье и на работе гораздо большую роль, чем это принято считать.
    Но что же такое "эмоциональный интеллект"? Можно ли его измерить? Чем отличается "обычный" интеллект от "эмоционального" и почему обладатели первого зачастую уступают место под солнцем обладателям второго? Как научиться справляться с унынием, гневом, вспыльчивостью, депрессией и стать успешнее?
    Обо всем этом автор подробно рассказывает.

    Эта книга будет полезна студентам, преподавателям, родителям, а также всем, кого интересуют вопросы психологии, касающиеся семьи и карьеры.
    Эта книга - от гуру психологии, одного из создателей термина "эмоциональный интеллект". Именно благодаря Гоулману он приобрел огромную популярность.
    Книга впервые издана в 1995 году, но до сих пор остается бестселлером. Она переведена на 40 языков, и в одних только Соединенных Штатах продано более 5 миллионов экземпляров. Мы уверены, что российского читателя книга также заинтересует.
    Подробный анализ проявлений эмоционального интеллекта, множество примеров, в том числе из жизни автора.

    Дэниел Гоулман (р. 1946) - известный американский психолог, научный журналист. В течение двенадцати лет писал статьи для The New York Times, специализируясь на психологии и науках о мозге. Написал более 10 книг по психологии, образованию, науке и лидерству.
    Получил мировое признание после выхода книги "Эмоциональный интеллект", которая продержалась в списке бестселлеров "Нью-Йорк таймс" более полутора лет.
    Гоулман имеет множество наград за свои исследования, в том числе награду за достижения в сфере журналистики от Американской психологической ассоциации. Он был избран членом Американской ассоциации содействия развитию науки в знак признания его деятельности в сфере популяризации науки. Дважды номинировался на Пулитцеровскую премию.
    ...

    Цена:
    679 руб

    Светлана Бронникова Интуитивное питание. Как перестать беспокоиться о еде и похудеть
    Интуитивное питание. Как перестать беспокоиться о еде и похудеть
    Интуитивное питание: как перестать тревожиться о еде и похудеть
    Автор Светлана Бронникова, клинический психолог и психотерапевт, в интернете хорошо известна под ником Светлячок, а ее метод - как метод Светлячка . Имеет многолетний опыт избавления людей от лишнего веса,. Коренная москвичка, несколько лет возглавляла филиал крупнейшей клиники по лечению ожирения в Нидерландах.
    " Я отвечала за разработку и внедрение лечебных программ, за инновационные подходы с доказанной эффективностью и при этом продолжала оставаться психотерапевтом, занимающимся проблемами людей с лишним весом. За это время у меня накопилось множество наблюдений, сопоставлений, ...открытий. Мне давно хотелось сделать их доступными всем, кто читает по-русски, поэтому я написала эту книгу." Светлана Бронникова Вряд ли среди нас найдется хотя бы одна женщина, считающая свои внешность и вес безупречными. Но иногда отношения с телом и едой становятся настолько напряженными, что без их скорейшего решения кажется несбыточной счастливая жизнь. После многочисленных попыток похудеть приходит отчаянье, даже если все остальное в жизни в основном в порядке. «Меньше есть и больше двигаться» и другие приевшиеся шаблоны навевают тоску от их практической невыполнимости. Диеты не работают: вес возвращается в 95% случаев,- гласит неумолимая статистика. Более того, диеты вызывают приступы переедания, которые приводят к лишнему весу. Что же делать?
    Все наши мечты и фантазии о снижении веса прекрасно известны клиническому психологу, психотерапевту Светлане Бронниковой: она выслушивала их неоднократно и, наверное, столько же раз находила решение. Вы тоже сможете избавиться от груза своего веса и проблем. Для этого необязательно бежать к диетологу или психологу.
    Причины лишнего веса, как правило, в непроработанных эмоциях, толкающих нас к тому, чтобы есть без чувства голода, переедать и набирать ненужные килограммы. Мы стараемся восполнить едой недостаток тепла, любви или уважения к себе; мы едим от скуки, усталости; едим, чтобы нас оставили в покое; едим потому, что оказались в компании; едим, чтобы заглушить гнев или стыд.
    В книге даны практические инструменты для выявления конкретных причин переедания и его преодоления. При выполнении заданий оригинального Экспериментариума к вам придет понимание того, как перестать беспокоиться о еде и начать ощущать от нее удовольствие. Отбросить диетическое мышление, разрешить себе есть все, что хочется, научиться слышать сигналы голода и насыщения и дать своему телу самому регулировать что, когда и как съесть, при этом похудеть и больше не набирать вес - разве не об этом мы мечтаем? 
    "В этой увлекательной книге приведен эффективный научно доказанный метод нормализации веса. Реализуйте конкретный план, предложенный для вас квалифицированным специалистом в области питания: перестаньте изматывать себя душевно и физически, станьте стройной и спокойной".
    Надежда Никольская, психотерапевт, главынй практикующий специалист в Научно-практическом центре современной адаптации личности...

    Цена:
    403 руб

    Лариса Парфентьева 100 способов изменить жизнь. Часть 2
    100 способов изменить жизнь. Часть 2
    О книге
    Продолжение бестселлера с вдохновляющими историями о том, как изменить жизнь к лучшему.
    Серия "100 способов изменить жизнь" родилась из одноименной рубрики Ларисы Парфентьевой на сайте издательства "Манн, Иванов и Фербер". Только появившись, эта рубрика вызвала много откликов. Люди стали писать о том, как разные истории помогают им двигаться вперед.
    Первая книга в серии уже стала бестселлером. Вашему вниманию - вторая книга Ларисы с новыми вдохновляющими историями, авторскими методиками и солидной порцией мотивации для того, чтобы круто изменить жизнь к лучшему.

    Среди инструментов, о которых вы узнаете:
    •   Хайвэй перемен. Авторская концепция - путь из 4 отрезков, которые проходит любой, кто решится развернуть жизнь на 180 градусов. В ней есть ответы на два главных вопроса: "С чего начать?" и "Как перейти на новую ступень?"
    •   Колесо призвания. Интересная схема, которая помогает понять, туда ли вы идете. Это инструмент, который наглядно показывает, в каком деле вы будете чувствовать себя на своем месте. Над этой техникой автор книги работала последние 3 года.
    •   Эра накапливания. Это глава для тех, кто застрял на одном уровне и не может сдвинуться с места. Вас ждет система Пяти Точек, которые позволят из "друга главного героя" превратиться наконец в главного героя. Поверьте: вы "накопили" уже достаточно, чтобы стать главным.

    От автора
    После выхода первой части книги в сети появилось несколько сотен отзывов. Большинство из них начиналось так: "Я бы никогда не купил(а) книгу с таким названием, если бы ее не посоветовал [имя какого-нибудь авторитетного критика/блогера/друга]".
    Так что если вы ничего не знаете о серии "100 способов изменить жизнь", пусть вас не пугает такое претенциозное название. Обещаю: следующую книгу я назову так, чтобы никто не заподозрил меня в пафосе и "ванильности". Например, "Макароны, доски, Сальвадор Дали".
    А сейчас у вас в руках необычная, несмотря на название, книга. Чтобы создать две части "100 способов", я прочла более 1000 книг. Лучшие идеи, техники, мысли и цитаты я перемешала в своей голове, сдобрила историями реальных людей, добавила души, сердца, иронии, здоровой самокритики и положила на эти страницы. Как написала одна девушка в отзыве: "Эта книга заменяет сотни книг по саморазвитию".
    В то же время на этих страницах вы найдете много авторских наработок (другие бы растянули каждую из них на целую книгу), которые вы больше нигде не встретите.
    Книгу можно читать с любой страницы. Конечно, благодаря ей вы не станете за секунду богатым, знаменитым и успешным. Возможно, вы даже не узнаете ничего принципиально нового.
    Сила книги в том, что она незаметно вводит вас в состояние вдохновения, озарений и желания немедленно двигаться к реализации своих великих замыслов. Как написала одна читательница: "Страницы запрограммированы на неминуемое поднятие настроения, ощущение собственной значимости и веры в свои силы".

    Для кого эта книга
    Это книга для поклонников творчества Ларисы Парфентьевой и читателей ее первой книги.
    И для всех, кто хочет улучшить свою жизнь и стать счастливее....

    Цена:
    627 руб

    Наполеон Хилл Думай и Богатей! Think and Grow Rich!
    Думай и Богатей!
    Пожалуй, самая значимая и авторитетная книга в мире - руководство по обретению успеха, богатства, жизненной энергии преодоления и целеустремленности. На протяжении 70 лет "Думай и Богатей!" считается классическим учебником по созданию богатства. В каждой главе Наполеон Хилл раскрывает секреты добывания денег, пользуясь которыми тысячи людей приобрели, приумножили и продолжают приумножать свое состояние, одновременно развивая и обогащая свой личностный потенциал.
    Перед вами новое классическое издание грандиозной работы Наполеона Хилла, дополненное и переработанное с учетом современных реалий.

    Для самого широкого круга читателей....

    Цена:
    137 руб

    Эрик Бертран Ларссен На пределе. Неделя без жалости к себе
    На пределе. Неделя без жалости к себе
    О книге:
    7-дневный интенсив по личному развитию от ведущего тренера Норвегии и автора бестселлера "Без жалости к себе".
    Одна из ключевых стадий подготовки бойцов специального назначения в разных странах — это "Hell Week", "адская неделя", "Курс молодого бойца". У нее может быть много названий. Эрик Ларссен, лучший бизнес-тренер Норвегии, сам служивший в специальных войсках, заметил, что большинство людей кардинально меняются к лучшему за эту неделю и часто вспоминают её всю жизнь с гордостью.
    Он создал "гражданскую версию" этой недели — интенсивную программу, которую может выполнить любой человек, где бы он ни работал. Она начинается в 5 утра в понедельник и заканчивается вечером в воскресенье. За это время вы изменитесь в лучшую сторону.
    Нам часто кажется, что мы могли бы успевать больше, работать лучше, больше заниматься спортом... Но мы этого не делаем. Отчасти потому, что боимся трудностей. Эта неделя покажет вам, что вы можете гораздо больше, чем вам кажется.
    На протяжении этой недели вы будете питаться здоровой пищей. Упражняться каждый день. Отдыхать эффективно. Слушать людей вокруг вас. Работать с максимальной концентрацией. Вставать рано. Ложиться рано. Отказываться от всего ненужного. Правильно расставлять приоритеты. Вы станете чувствовать себя лучше, успевать больше, будете энергичны, проактивны и позитивны.
    Вы станете лучшей версией самого себя на неделю. Долго это или нет?
    Как показывает опыт автора и его клиентов, вы в любом случае продолжите действовать в том же духе на протяжении всей жизни.

    Для кого эта книга:
    Для всех, кто хочет раздвинуть границы своих возможностей всего за одну неделю.

    Цитаты из книги:
  • Не замечать главного.
    Плывут две молодые рыбешки, а навстречу им рыба постарше. Она кивает им и говорит: "Доброе утро, ребята. Как водичка?". Юнцы проплывают еще немного, тут один из них поворачивается к другому и спрашивает: "А че такое "водичка"?"
  • Адская неделя.
    Руководите компаний, юристы, брокеры, спортсмены, завершившие такую неделю, возвращались ко мне, чтобы рассказать, как улучшилась их жизнь, и сообщить о своем намерении повторить этот эксперимент. Так происходило потому, что неделя на пределе закаляет характер и позволяет взглянуть на окружающую действительность под другим углом.
  • Импульс для перемен.
    Еще один эффект адской недели — она создает импульс к переменам, которых вы желаете достичь. "Импульс" — подходящее слово для описания того, что происходит с телом, когда ты готов сорваться с места. Неважно, физически — когда стопы отрываются от пола перед прыжком в длину, или ментально — когда намерен что-то изменить в своей жизни.
  • Правила адской недели.
    Вставайте в пять каждое утро. Ложитесь спать в десять каждый вечер. В рабочее время — никаких социальных сетей. SMS, звонки, электронные письма друзьям в рабочее время запрещены. Разговоры "о погоде" с коллегами сведены к минимуму. Физические нагрузки — минимум раз в день. В течение всей недели — только здоровая пища. Телевизор запрещен.
  • Суббота: время вопросов.
    Что у меня хорошо получается? Какими положительными качествами я обладаю? Какие у меня есть сильные стороны? Чем я могу гордиться? Что мне в себе нравится? Когда я в последний раз достойно выполнил дело? Когда я в последний раз был на высоте? Когда я в последний раз находился в состоянии потока?
  • Золотые правила.
    Привыкайте устанавливать высокие стандарты. Отдавайте себя. Действуйте с полным погружением. Обязательно верьте в свои силы. Делайте то, что любите. Будьте внимательны к близким. Трудитесь упорно. Развлекайтесь! Активно действуйте. Не сдавайтесь. Амбициозные цели — ваше кредо....

  • Цена:
    539 руб

    Джон Рэйти, Эрик Хагерман Зажги себя! Жизнь - в движении. Революционное знание о влиянии физической активности на мозг
    Зажги себя! Жизнь - в движении. Революционное знание о влиянии физической активности на мозг
    О книге
    Знаете ли вы, как справиться со стрессом, улучшить настроение, предотвратить проблемы с памятью и развить интеллект? Нужно просто разогнать свой пульс и как следует попотеть.
    В этой книге доктор медицины Джон Рейти убедительно доказывает: что хорошо для тела, хорошо и для мозга. Занятия спортом, направленные на развитие тела, развивают и наш мозг.
    Физическая активность "зажигает" позитивные процессы в мозге:
    • способствует выработке необходимых нейрохимических веществ;
    • укрепляет нейронную сеть;
    • помогает победить стресс, тревожные состояния, депрессию, в том числе послеродовую у женщин, старческое слабоумие;
    • помогает справиться с алкоголизмом, курением и наркотической зависимостью;
    • поворачивает вспять некоторые из неизбежных процессов старения, происходящие в нашем мозге;
    • повышает выработку серотонина, норэпинефрина и дофамина.
    Джон Рейти приводит научные доказательства, примеры из жизни и предлагает конкретные методики.

    Для кого эта книга
    Для всех, кто хочет снизить уровень стресса и поддерживать память и мышление на высоком уровне....

    Цена:
    649 руб

    Барбара Шер, Энни Готтлиб Мечтать не вредно. Как получить то, чего действительно хочешь
    Мечтать не вредно. Как получить то, чего действительно хочешь
    О чем эта книга
    Легендарная книга о том, как реализовать себя в жизни.
    Синди Фокс была официанткой. Теперь она пилот. Питер Джонсон был водителем грузовика. Теперь он фермер. Тина Форбс была неудавшимся художником. Теперь она успешный художник. Алан Риццо был редактором. Теперь он владелец книжного магазина.
    Все они использовали эффективные методики Барбары Шер для того, чтобы добиться реальных изменений в своей жизни. Эта человечная, глубоко практичная книга позволит каждому превратить свои расплывчатые желания и мечты в конкретные результаты.
    Прочитав ее, вы узнаете:
  • Как обнаружить свои сильные стороны и скрытые таланты
  • Как обратить ваши страхи и негативные эмоции себе на пользу
  • Как наметить путь к вашей цели и обозначить сроки ее достижения
  • Как отслеживать ваш прогресс ежедневно
  • Как создать сеть полезных контактов и источников информации
  • Как использовать группу поддержки, которая позволит не отклоняться от вашей цели

    Для кого эта книга
    Для тех, кто хочет претворить свои мечты в жизнь.

    Фишка книги
    Книга вышла в 1979 (!) году и до сих пор популярна. Продано уже больше 1 млн экз. Книгу в России знают многие, например, один из ее фанатов — Натали Ратковски.

    Цитаты из книги

    Все просто
    Чтобы приступить к созданию жизни своей мечты, вам не нужны мантры, самогипноз, программы закаливания характера или новая зубная паста. Вам нужны практические методики решения проблем, умение планировать, навыки и доступ к необходимым материалам.

    Кем вы себя считаете?
    Возьмите чистый лист бумаги (мы с вами будем использовать много бумаги) и ответьте — от нескольких фраз до половины страницы — на вопрос: кем вы себя считаете? Какие четыре-пять главных черт определяют вашу личность?

    Вы – гений
    Мне все равно, чего вы добились в жизни или какой у вас IQ. Вы родились со своей собственной, уникальной гениальностью. И когда я это говорю, имею в виду не гения с маленькой — в отличие от Альберта Эйнштейна — буквы. А Гения с большой буквы — как Альберт Эйнштейн.

    Своим примером
    Люди, которые с удовольствием погружаются в свое дело, — лучший образец для подражания. Их дети воочию могут наблюдать, как реально делается дело: никакого волшебства, а потихоньку, шаг за шагом, будь то игра на пианино или сооружение книжных полок.

    Да будет похвала!
    Возьмите ручку и лист бумаги. Попросите того, кого вы любите и кому доверяете — лучшего друга, супруга, близкого человека, ребенка, — минуты три рассказывать вам о ваших лучших качествах. И записывайте все слово в слово (только ничего не стирайте!).

    Мечта с «гарниром»
    «Гарнир» — это что угодно: еженедельный урок танцев, чтение по вечерам исторических романов, картинки с лошадьми на вашей доске для записей. Это живое напоминание о том, что жизнь вовсе не скупа и вы имеете право на все, что любите....

  • Цена:
    799 руб

    Роман Аргашоков Деньги есть всегда. Как правильно тратить деньги, чтобы хватало на все и даже больше
    Деньги есть всегда. Как правильно тратить деньги, чтобы хватало на все и даже больше
    Эта книга-тренинг - результат 10-летнего профессионального и личного опыта Романа Аргашокова, одного из лучших экспертов по управлению деньгами и увеличению доходов. В ней - простые методики получения финансовых результатов. Вы остановите утечку денег "сквозь пальцы"; избавитесь от долгов; достигнете крупных материальных целей (машина, квартира, загородный дом); создадите финансовую защиту (резерв денег, страхование жизни и здоровья); увеличите доходы; заработаете на инвестициях и обретете уверенность в завтрашнем дне.


    Фишки книги

    - простые методики, результат 10-летнего профессионального опыта автора,

    - максимально отшлифованная система управления деньгами, проверенная автором на себе и более чем 5 000 своих учеников,

    - в каждой главе есть задания. Вспомогательные материалы для выполнения заданий можно  получить на электронную почту,

    - в конце каждой главы есть резюме,

    - легкий и понятный текст, есть анекдоты и смешные рисунки.

    Для кого эта книга

    Для всех, кто хочет oстановить утечку денег "сквозь пальцы" и сделать так, чтобы в кошельке всегда были наличные; избавиться от долгов; достичь  крупных материальных целей (машины, квартиры, дома и т.д.); создать  финансовую защиту (резерв денег, страхование жизни и здоровья); увеличить доходы, заработать на инвестициях и  обрести  уверенность в завтрашнем дне.

     

    Почему мы решили издать эту книгу

    Потому что она практична и действенна: подтверждена личным опытом автора и опытом нескольких тысяч его учеников.

    Об авторе

    Роман Аргашоков - эксперт по управлению личными финансами, директор "Центра финансовой культуры" предприниматель, автор и преподаватель курса "Финансовый эксперт" в Финансовом университете при Правительстве РФ (филиал в СПб). Вошел в рейтинг "Молодых миллионеров" Санкт-Петербурга 2014 года по версии газеты "Деловой Петербург".

     

    Отзывы

    "Книга "Деньги есть всегда" - не о том, как отказывать себе во всем. Она про то, как правильно тратить".

    Игорь Васильев, директор Управления по работе с состоятельными клиентами Северо-Западного банка ПАО "Сбербанк России"

     "В 2012 году я пришла на курс Романа Аргашокова "Деньги есть всегда" с целью оптимизировать свои расходы и увеличить доходы. На тот момент имея валютную ипотеку с ежемесячным платежом более 1000 долларов, я испытывала страх, что не успею ее выплатить до выхода на пенсию. По рекомендациям Романа мы выявили ненужные траты, составили бюджет и перешли к теме увеличения доходов. Я увидела, где недополучаю деньги и увеличила доход в два раза. Это позволило закрыть ипотечный кредит за 2 года вместо 14 лет". 

    Надежда Молчанова, исполнительный директор в строительной компании, выпускница курса "Деньги есть всегда".


    ...

    Цена:
    305 руб

    2008 Copyright © 1000show.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
    Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт
    Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования Яндекс.Метрика