Про любовь и брак
Характерология и морфология.
Характерология и морфология. Психологии индивидуальных различий.

Известно, что между физическим и психическим элементами существует какая бы то ни было врожденная связь, а потому и принцип половых промежуточных форм, имеющий широкое применение среди морфологических и физиологических отношений, может дать столь же богатые результаты и в психологии. Несомненно, есть психические типы женщины и мужчины (по крайней мере, найденные уже результаты ставят задачу отыскать такие типы), типы, которых действительность никогда не достигает, ибо она изобилует богатством половых промежуточных форм, как в духовном, так и в телесном отношении Можно почти вполне надеяться, что этот принцип сохранится в области духа и освятит ту хаотическую тьму, которая окутала и скрыла для науки психологические различия среди людей. Этим делается шаг вперед в смысле более дифференцированного представления о духовном содержании каждого человека. Больше уже не будут определять с научной точки зрения характер какого-нибудь лица, просто как мужской или женский, а будут исследовать и спрашивать: сколько мужчины или женщины заключено в этом человеке? Кто, он или она данной особи сделал, сказал, подумал? Индивидуализированное описание всех людей всего человеческого этим облегчается. Новый метод совпадает с указанным в введении направлением всего исследования: всякое познание, исходя из общих средних понятий, распространяется в двух противоположных направлениях, и не только в сторону более широких понятий, но и к самому единичному, индивидуальному явлению. На этом основана надежда, что принцип половых промежуточных форм явится самой сильной поддержкой для неразрешенных еще научных проблем характерологии. Попытка возвысить этот принцип в методическом отношении до степени геурес-тического (познавательного) основоположения в "психологии индивидуальных различий", в "дифференцированной психологии" должна быть поэтому оправдана Применение принципа к задачам характерологии, этой богатой нивы совершенно научно не затронутой, разрабатываемой лишь исключительно литературой, тем более нужно приветствовать, что он непосредственно касается всех количественных ступеней явления, ведь и в психологии не следует бояться отыскивать то процент-ное содержание М и Ж, которым обладает каждый индивидуум. Задача не разрешается еще анатомическим ответом на вопрос о половом положении организма между мужчиной и женщиной и, в общем, требует еще особого исследования, если бы даже в частности замечалось более анатомических совпадении или отличий в половом отношении.

Справедливость такого утверждения вытекает уже из замечаний второй главы о различиях в степени мужественности или женственности у отдельных частей тела и качеств известного индивидуума.

Совместное существование мужественности и женственности в человеке не следует понимать в смысле полной или приблизительной одновременности и того и другого элемента. Здесь чрезвычайно важно прибавить одно замечание, являющееся не только простым указанием на правильное психологическое применение принципа, но и чрезвычайно значительным дополнением к прежним положениям.

Каждый человек колеблется (осцилирует) между мужчиной и женщиной. Колебания у одного могут быть ненормально велики, у другого почти незаметны, тем не менее, они всегда существуют и, если они значительны, всегда сказываются в изменяющейся наружности. Эти колебания половой характеристики распадаются, подобно колебаниям земного магнетизма, на правильные и неправильные. Правильные или очень малы (например, некоторые люди чувствуют себя по вечерам более мужественными, чем утром), или они принадлежат к числу огромных периодов органической жизни, на которые едва только стали обращать внимание, исследование которых должно, по-видимому осветить еще непредвидимую массу явлений. Неправильные колебания вызываются, по всей вероятности, внешними воздействиями, прежде всего половыми характерами окружающей среды. Несомненно, они обусловливают отчасти замечательные явления, играющие столь значительную роль в психологии толпы и до сих пор еще плохо исследованные. Одним словом, бисексуальность проявляется психологически не в один момент а лишь последовательно в целом ряде моментов, причем совершенно безразлично, повинуется ли это временное различие половой характеристики закону периодичности или нет, имеет ли отклонение к одному полу иную амплитуду, чем отклонение к другому, или уклонения к мужской и женской фазам равны (последний случай вовсе не обязателен, наоборот он только один из бесчисленного множества возможных случаев).

Итак, можно принципиально, не прибегая к опыту, признать, что, принцип половых промежуточных форм открывает возможность лучшего характерологического описания индивидуумов, так как он побуждает отыскивать процентное отношение мужского и женского начал в каждом отдельном индивидууме и определить угол колебаний, на которые способен каждый человек. Мы подошли к вопросу, требующему немедленного разрешения, так как от этого всецело зависит ход дальнейшего исследования. Сущность этого вопроса заключается в том должно ли это исследование прежде всего измерить бесконечно богатую область половых промежуточных форм, половое многообразие в духовной сфере и достичь, в особенно нужных пунктах, возможно полного определения отношений, или следует установить половые типы, закончить психологическую структуру "идеального мужчины" и "идеальной женщины", прежде чем исследовать in concrete различные возможности их эмпирического соединения, а затем проверить, насколько полученные дедуктивным путем картины соответствуют действительности. Первый путь совпадает с тем психологическим развитием, которое, по общему признанию, всегда принимает течение наших мыслей, ведь идеи берутся из действительности, а половые типы нужно черпать только из реального полового разнообразия: это - индуктивный, аналитический метод. Второй путь удовлетворил бы, главным образом, строгость формальнологических требований. Это путь дедуктивно-синтетический.

Я не воспользовался вторым методом на том основании, что каждый вполне самостоятельно может легко применить два уже установленных типа к конкретной действительности, привести в соответствие теорию с практикой. Кроме того, (даже если предположить, что был бы выбран лежащий вне компетенции автора историко-биографический способ исследования) нужно было бы повторять сказанное, и благодаря детальной раздробленности, появился бы интерес к отдельной личности, но теория бы в данном случае проиграла. Первый индуктивный путь также не применим, так как в этом случае масса повторений пришлась бы на ту часть работы, где развертывается таблица противоположностей у половых типов, причем предварительное изучение половых промежуточных форм и сопровождающее его построение типов отняло бы у читателя много времени, было бы длительно и бесполезно.

Другое соображение определило подразделение моей работы.

Я не ставил своей задачей морфологически и физиологически исследовать половые крайности, а только рассмотреть принцип промежуточных форм со всех сторон, где он мог бы, по-видимому, многое выяснить даже с биологической точки зрения. Отсюда настоящая работа и получила свое строение. Упомянутое исследование промежуточных ступеней образует первую часть, вторая пытается возможно шире и глубже Дать чисто психологический анализ М и Ж. Конкретные же случаи может установить каждый самостоятельно, применяя и сравнивая их с выведенными результатами и понятиями.

Эта вторая часть будет очень мало опираться на общественные ходячие мнения о духовном различии между полами. Но здесь я только для полноты изложения, не придавая этому особой важности, хочу вкратце представить некоторые пункты психической жизни половых промежуточных форм, пункты, дающие более ясное определение немногим общеизвестным особенностям, которые, однако, не подлежат здесь ближайшему анализу. Женственные мужчины обладают часто сильной потребностью жениться, хотя бы они были блестяще обеспечены в материальном отношении (упоминаю об этом во избежание недоразумений) Это те, которые по возможности рано вступают в брак. Им особенно нравится, если жена - знаменитость, поэтесса, художница, певица или актриса.

Такие мужчины, сообразно с их женственностью, гораздо более тщеславны в физическом отношении, чем другие мужчины. Есть мужчины, которые идут гулять, чтобы чувствовать, как восхищаются их наружностью, их лицо, так же как у женщин, выдает намерения своего хозяина, и затем с полным удовлетворением возвращаются домой. Прототипом таких мужчин был Нарцисс. Такие особы чрезвычайно заботятся о прическе, платье, обуви, белье. Они заботятся о положении своей фигуры в данный момент, о том, как они выглядят каждый день, о мельчайших подробностях туалета, они замечают каждый случайно упавший взгляд профессора и часто, точь в точь как женщины, также кокетливы в походке и жестах. Напротив, у virago (мужественной женщины) часто замечается полное пренебрежение туалетом и плохой уход за телом: она одевается гораздо быстрее любого женственного мужчины. Все пошлое фатовство, как и (отчасти) женская эмансипация указывают на увеличение числа гермафродитов; все это, больше, чем "простая мода". Можно всегда спросить себя, почему что-нибудь становится "модным" ибо так называемой "простой моды" встречается гораздо меньше, чем это предполагает наблюдатель с поверхностным критическим взглядом.

Чем больше Ж имеет женщина, тем меньше она понимает мужчину, зато тем сильнее он действует на нее своими половыми особенностями, тем большее впечатление он производит на нее, как мужчина. Это, не только следствие упомянутого закона полового притяжения, но служит также указанием на то, что женщина тем скорее понимает свою противоположность, чем чище выражена в ней женственность. Наоборот мужчина, чем больше в нем М, тем меньше он склонен понимать Ж, но тем сильнее он будет рисовать себе женщину в ее внешних проявлениях, ее специфическую женственность. Так называемые "знатоки женщин", т.е. те люди, которые являются ничем больше, как "знатоками", по больше" части сами "женщины".

Женственные мужчины очень часто умеют гораздо лучше обходиться с женщинами, чем ярко выраженные мужчины, которые, за немногими исключениями, даже после долгого опыта никогда не могут вполне изучить женщин.

К этим иллюстрациям, наглядно показывающим применимость принципа характерологии, к примерам, взятым из тривиальной сферы третичных половых признаков, я хочу еще присоединить некоторые сходные с ними замечания, которые, как я предполагаю, могут быть полезны педагогике. Я думаю, что общее признание этих и других фактов имеющих общее основание, оказало бы действие на индивидуализацию воспитания. Каждый сапожник, снимающий с ноги мерку, умеет лучше различать индивидуальности, чем современные педагоги в школе и дома, которые не могут придти к живому сознанию этого нравственного долга. Ведь до сих пор воспитывают детей с половыми промежуточными формами (особенно среди женщин) в смысле возможного приближения к мужскому или женскому идеалу, совершают духовную ортопедию, пытку в истинном смысле слова. Этим не только уменьшают разнообразие в природе, но и уничтожают многое, что могло бы укорениться, иное ломают самым неестественным образом, создают искусственность и притворство.

Долгое время наше воспитание ставило под одну мерку все рождающееся с мужскими половыми органами и под другую - все с женскими. Очень рано на "мальчиков" и "девочек" напяливают разные платья учат разным играм, применяют к ним совершенно различное элементарное преподавание, "девочек" всех без разбору учат рукоделию и т.д. и т.д. Все промежуточные формы при этом в расчет не принимаются. Но как сильны инстинкты, "детерминанты" их естественного состояния, в таких дурно воспитанных существах! Это часто обнаруживается еще до периода половой зрелости: есть мальчики, особенно охотно играющие в куклы. Они выучиваются у своих сестренок вязать и вышивать, любят одеваться в женское платье и с удовольствием называют себя женскими именами. Бывают, наоборот, девочки, которые охотно участвуют с мальчиками в их диких играх и часто принимаются последними на правах товарищей. Но подавленная воспитанием природа всегда выступает вместе с половой зрелостью: мужественные женщины носят короткие волосы, предпочитают одежду, похожую на мужской костюм, посещают университеты, пьют, курят, лазят на горы, становятся страстными охотницами. Женственные мужчины, наоборот, отращивают длинные волосы, носят корсет, выказывают много понимания по части дамского туалета, о котором они ведут с женщинами дружеские разговоры и часто на самом деле вздыхают о дружеском отношении между полами, например женоподобные студенты о "товарищеских отношениях" со студентками и т.д.

Под давлением такого уравнивающего воспитания страдают и девочки и мальчики. Первые благодаря шаблонности нравов, последние от подчинения их в будущем одинаковому закону. Я боюсь, что мое требование по отношению к девочкам встретит гораздо более пассивное сопротивление в головах "умных людей", чем по отношению к мальчикам. Здесь прежде всего нужно убедиться в совершенной лживости широко распространенного, поддерживаемого совершенными авторитетами, вечно повторяемого мнения об однообразии "женщин" ("нет никакой разницы, никакой индивидуализации среди женщин, кто знает одну - знает всех"). Правда, среди индивидуумов, больше приближающихся к Ж, чем к М (среди "женщин"), бывает не так много различий и возможностей, как среди многих других существ - громадное разнообразии "самцов" не только у людей, но и во всем зоологическом царстве представляет из себя общий факт, что особенно подробно разработано Дарвином. Однако и среди Ж есть достаточно различий. Психологический генезис этого ложного мнения объясняется частью тем, что каждый мужчина (см. главу III) в своей жизни ближе знакомится только с определенной группой женщин, которые, естественно, имеют между собой много общих черт. Часто и от женщин по такой же причине и еще с меньшими основаниями можно услышать: "мужчины все одинаковы". Этим объясняются, мягко выражаясь, смелые утверждения многих эмансипированных женщин о мужчине, относительно его мнимонеправильного превосходства. Объясняется это именно тем, каких мужчин они обычно узнавали ближе.

В различных ступенях существовании М и Ж в одном организме именно там, где мы нашли основной принцип всей научной характерологии, я вижу очень важный факт для специальной педагогики.

Характерология так относится к психологии, где собственно только одна психологическая "теория актуальности" может иметь значение как анатомия к физиологии. Но так как она всегда останется и теоретической и практической потребностью, то необходимо, независимо от основоположений теории познания и разграничения ее от предмета общей психологии, исследовать психологию индивидуальных различий Кто благосклонно относится к теории психофизического параллелизма, тот согласится с принципиальной точкой зрения, высказанной в нашем исследовании, что для него, подобно тому как психология в узком смысле - наука, параллельная физиологии (центральной нервной системы) так характерология является родной сестрой морфологии. В самом деле от связи анатомии с характерологией, от их возможного взаимодействия, нужно ожидать больших результатов в будущем. В то же время этот союз даст в руки психологической диагностики, являющейся необходимым условием индивидуализированной педагогики, неоценимые вспомогательные средства. Принцип половых промежуточных форм и еще более метод морфологически - характерологического параллелизма в его широком применении гарантирует нам возможность бросить взгляд на то время, когда разрешится эта задача, постоянно привлекавшая выдающиеся умы и остававшаяся все же неразрешенной и на то время, когда физиономика достигнет наконец высокой чести стать научной дисциплиной.

Проблема физиономики представляет проблему постоянного подчинения покоющегося психологического начала покоющемуся физическому точно так же, как проблема физиологической психологии закономерное подвижного психологического начала подвижному физическому (не говорим при этом о специальной механике нервных процессов). Первая - известным образом статическая, вторая скорее чисто динамическая. Обе они принципиально имеют одинаковое большее или меньшее право на существование. Итак, и методологически, и рассуждая объективно, большая несправедливость считать занятие физиономикой, благодаря огромным трудностям, за нечто несолидное, как это бывает теперь, больше бессознательно, чем сознательно, в научных кругах и как это случилось, например, по отношению к возобновленной Мебиусом попытке Галля найти физиономию прирожденного математика. Если возможно по наружности незнакомого человека определить вполне верно многое в его характере на основании непосредственного впечатления, есть люди, обладающие в высокой степени такой способностью, то нет ничего невозможного создать в этой области научную систему. Все дело только в выявлении известных сильных чувств, (выражаясь грубо) в прокладке кабеля к центру сознания, но такая задача, конечно, чрезвычайно трудна.

Пройдет еще много времени, пока официальная наука перестанет считать занятие физиономикой за нечто безнравственное. Можно быть убежденным сторонником психофизического параллелизма и все-таки считать физиономистов за людей погибших, за шарлатанов, как это случилось еще не так давно с исследователями в области гипноза. Тем не менее, нет человека, который не был бы бессознательно физиономистом, в то время, как все выдающиеся люди являются ими сознательно. Часто приходится слышать, как люди, не считающие физиономику за науку, употребляют такие фразы: "это у него на лбу написано", а портрет известного человека или разбойника интересует даже людей, никогда не слыхавших слова "физиономика".

В наше время, когда литература наводнена отношениями психического к физическому, когда возглас маленькой, но смелой и все кучки "взаимодействие" противопоставлен возгласу компактного большинства: "психологический параллелизм!"- было бы полезно обратить внимание на упомянутые явления. Правда, нужно было бы тогда поставить вопрос, не есть ли предположение соответствия между психическим и физическим началами, до сих пор не рассмотренная, априорная, синтетическая функция нашего мышления; мне по крайней мере кажется вероятным, что каждый человек признает физиономику, поскольку он, независимо от опыта, применяет ее. Хотя Кант и не заметил этого факта, однако последний подтверждает только его взгляд, что отношение телесного к духовному не может быть дальше доказано научно. Принцип закономерной связи духа с материей нужно поэтому признать в каждом исследовании за основной, а метафизике и религии предстоит находить еще более близкие определения характера этой связи, существование которой a priori известно каждому человеку.

Безразлично, связывают ли характерологию с морфологией или нет, но как относительно первой, так и относительно результата координированного изучения обеими физиономики, нужно сознаться, что почти безуспешные попытки основать такие науки глубоко коренятся в самой природе такого трудного предприятия, но что и отсутствие надлежащего метода должно приписать к одной из причин неудачи. Прием, который я в дальнейшем предложу взамен общепринятого метода, был моим верным проводником через многие лабиринты. Не желая медлить больше, я предоставлю его на общее обсуждение.

Одни люди любят собак и не терпят кошек, другие охотно смотрят на игру котят, а собака для них является противным животным. Во всех таких случаях чрезвычайно гордились, и имели на то право, когда спрашивали: почему один предпочитает кошку, другой собаку? Почему? Почему?

Но именно здесь такая постановка вопроса менее всего кажется плодотворной. Я не думаю, что Юм и в особенности Мах правы, когда не делают никакого особого различия между одновременной и последовательной причинностью. Им приходится сильно преувеличивать известные несомненные аналогии, чтобы поддержать колеблющееся здание своих систем. Отношение двух явлений, закономерно следующих одно за другим во времени, никак нельзя отождествлять с закономерной функциональной связью различных единовременных элементов: в действительности мы не имеем права говорить об ощущениях времени и применять их координированными с другими чувствами. Кто действительно считает проблему времени разрешенной, в том случае, когда отождествляют его с часовым углом земли, тот не замечает по крайней-мере того, что если бы земля внезапно стала вращаться вокруг своей оси с неравномерною скоростью, мы бы все-таки остались с априорным предположением равномерного течения времени. Отличие времени от материальных переживаний, на чем и основывается разделение последовательной и одновременной зависимости, а вместе с тем и вопрос о причине изменений, вопрос почему тогда законы и плодотворны, когда условие и обусловленное являются друг за другом во времени. В нашем случае, как пример индивидуально-психологической постановки вопроса, в эмпирической науке, не выясняющей метафизическим применением субстанции закономерного одновременного существования отдельных черт данного явления, не должно ставить вопроса почему, прежде всего необходимо исследовать: чем еще отличаются друг от друга любители кошек и любители собак?

Привычка ставить вопрос о существующих других различиях везде, где заметно лишь какое-нибудь одно, послужит на пользу, я думаю, не только характерологии, но и морфологии, а сообразно с этим явится методом в соединении их - физиономике. Еще Аристотель обратил внимание, что многие признаки у животных не меняются, независимо друг от друга. Позднее, сначала, насколько известно, Кювье, затем Жоффруа Сент-Илэр и Дарвин обстоятельно исследовали эти явления "коррелятивности". Существование постоянных отношений можно легко понять из единства цели: телеологически следует, например, ожидать, что там, где пищеварительный канал приспособлен к мясному питанию, должны существовать жевательные аппараты и органы для схватывания добычи. Но почему все жвачные животные имеют двойное копыто, а у мужских особей рога, почему невосприимчивосгь к известным ядам у некоторых животных связана с определенной окраской волос, почему голуби с коротким клювом имеют маленькие ноги, а с длинным - большие, или почему белые кошки с голубыми глазами почти без исключения все слепы? - все эти правильные, совместно существующие явления нельзя объяснить очевидной причиной, нельзя понять и с точки зрения однородной цели. Этим я не хочу сказать, что исследование должно навсегда удовлетвориться простым констатированием факта совместного существования. Тогда было бы следовательно возможно то, что если бы кто-нибудь стал утверждать, что весьма научно, ограничиться таким наблюдением: "Если я брошу в автомат монету, то выпадет коробка спичек, а что сверх того, то метафизика, исходит от лукавого". Критерий истинного исследователя - смирение. Проблемы вроде таких, почему у одного и того же человека почти без исключения соединяются длинные волосы на голове с существованием двух нормальных яичников, представляют громадное значение, но они относятся к области морфологии и физиологии. Цель идеальной морфологии, быть может, лучше всего определяется следующим положением: морфология в дедуктивно-синтетической части не должна ползать в пластах земли и нырять в морскую глубину за каждым отдельным существующим видом или подвидом это научность собирателя почтовых марок, ей нужно из качественно и количественно определенных частей воссоздать весь организм не на основании интуиции, как мог это делать только Кювье, а на основании строгих доказательств, взятых из опыта. Точно исследованный организм мог бы дать будущей науке новое не произвольное, а с полной точностью определенное свойство. На языке термодинамики наших дней это можно так же хорошо выразить, как требование, что для такой дедуктивной морфологии организм должен обладать конечным числом свободных ступеней". Или, пользуясь высоко научным методом Маха, можно было бы требовать, чтобы органический мир, поскольку он на-учно исследуется, должен был иметь на n переменных величин меньше, чем n уравнений (именно n - 1, если в научной системе возможно одно определенное значение этого мира: уравнения при меньшем числе сделаются неопределенными, а при большем зависимость, выраженная в одном уравнении, могла бы быть опровергнута без дальнейших рассуждений другим).

Это и составляет магическое значение принципа коррелятивности в биологии! Он раскрывается, как применение функционального понятия ко всех живым существам, и потому на возможности его разработки и углубления основана надежда создать теоретическую морфологию. Причинное исследование этим не исключается: оно применено только к своей собственной области. В идиоплазме оно найдет основания для фактов, подтверждающих принцип коррелятивности.

Возможность психологического применения принципа коррелятивного изменения основана на "дифференциональной психологии", т.е. на психологическом учении о различиях. Однозначное подчинение анатомического строения и душевного склада одному принципу составляет задачу статической психофизики или физиономики.

Правилом исследования во всех трех дисциплинах должен быть поставлен вопрос: чем еще различаются два существа, оказавшиеся разными в каком-нибудь отношении? Требуемый способ постановки вопроса кажется мне единственно мыслимым "methodus inveniendi", "ars magna" названных наук, приспособленный для техники исследования Для обоснования характерологического типа не нужно будет с помощью сверлящего вопроса "почему" копаться в дыре твердого земного царства или, подобно стереотропическим червям Жака Леба, обливающимися собственной кровью, толкаясь все в один угол сосуда и не видя других заслонять шорами вид на соседнюю достижимую ниву познания, для того, чтобы дышать в глубине земли, недоступной эмпирическому по знанию. Всякий раз, когда не проявляя небрежности из-за кажущегося удобства, находят какое-нибудь различие, будет ощущаться потребность обратить внимание на другие различия в принципе неизбежно су-ществующие, всякий раз, когда к неизвестным свойствам, стоящим в функциональной связи с прежде найденными, приставить "в интеллек дозорщика", тогда увеличится надежда открыть новые коррелятивы: если вопрос поставлен, то рано или поздно, смотря по степени терпения и бдительности наблюдателя, или меньшей сложности испытываемого материала, должен явиться ответ.

Во всяком случае, пользуясь сознательно данным принципом, не надо будет ожидать, пока кто-нибудь по счастливой случайности, удачному течению мыслей, не откроет постоянного совместного существования двух явлений в одном индивидууме. Научатся тотчас же задавать себе вопрос о несомненной наличности второго явления. А ведь все сделанные до сих пор открытия основывались на счастливой комбинации представлений в мозгу одного человека!

Какую громадную роль играет здесь стечение обстоятельств, сводящих в нужный момент разнородные группы мыслей пресечения. А ведь из них-то и рождаються новые взгляды, новое миросозерцание!

Уменьшить эту роль и пользоваться ей только в отдельных необходимых случаях способна только, кажется мне, новая постановка вопроса.

При следовании действия за причиной является психологическая потребность поставить вопрос, потому что нарушение постоянства и непрерывности в данном психическом состоянии тотчас же действует волнующим образом, вызывает Vitaldefferenz (Авенариус).

Вот почему этот метод может оказать большую службу деятельности исследователя, ускорить развитие науки, признать применимость коррелятивного принципа (принципы соотношения), значит признать метод, который в силу своей производительности мог бы способствовать созданию все новых и новых взглядов.


Полезные сайты
Foodmenu.ru Кулинарные рецепты
World-Tours.ru: Занимательная география
YTurist.ru: Достопримечательности Россия


просмотров: 1123
Search All Amazon* UK* DE* FR* JP* CA* CN* IT* ES* IN* BR* MX
Search All Ebay* AU* AT* BE* CA* FR* DE* IN* IE* IT* MY* NL* PL* SG* ES* CH* UK*
Search Results from «Озон» Психология.
 
Марк Мэнсон Тонкое искусство пофигизма. Парадоксальный способ жить счастливо The Subtle Art of Not Giving a F*ck: A Counterintuitive Approach to Living a Good Life
Тонкое искусство пофигизма. Парадоксальный способ жить счастливо

Цитата
"Эта книга не уменьшит ваши беды и проблемы. Я даже пытаться не буду. Как видите, я с вами честен. И к величию она не приведет, да и привести не может, поскольку величие - иллюзия ума, целиком надуманная цель и наша личная психологическая Атлантида. Зато научу, как обратить вашу боль в орудие, вашу травму - в силу, а ваши проблемы... в чуть более приятные проблемы. Чем не прогресс?"

Марк Мэнсон

О чем книга
Современное общество пропагандирует культ успеха: будь умнее, богаче, продуктивнее - будь лучше всех. Соцсети изобилуют историями на тему, как какой-то малец придумал приложение и заработал кучу денег, статьями в духе "Тысяча и один способ быть счастливым", а фото во френдленте создают впечатление, что окружающие живут лучше и интереснее, чем мы. Однако наша зацикленность на позитиве и успехе лишь напоминает о том, чего мы не достигли, о мечтах, которые не сбылись. Как же стать по-настоящему счастливым? Популярный блогер Марк Мэнсон предлагает свой, оригинальный подход к этому вопросу. Его жизненная философия проста - необходимо научиться искусству пофигизма. Определив то, до чего вам действительно есть дело, нужно уметь наплевать на все второстепенное, забить на трудности, послать к черту чужое мнение и быть готовым взглянуть в лицо неудачам и показать им средний палец.

Почему книга достойна прочтения
- В своем остроумном бестселлере (№1 на Amazon), через истории жизненных неурядиц, провалов и лаж (как своих, так и известных людей) автор рассказывает, как овладеть тонким искусством пофигизма, зачем нужно быть менее уверенным в себе и что принцип "Делайте хоть что-нибудь" - отличная мотивация.
- Она поможет вам жить легко вопреки всем трудностям, меньше волноваться и получать удовольствие от жизни

Для кого эта книга
Для тех, кто пресытился советами, как стать лучше и успешнее, кто действительно хочет перестать циклиться на своих ошибках и начать жить на полную.

Отзывы
Необычно, спорно, оригинально, интересно прочитать.
Михаил Лабковский, психолог, автор книги "Хочу и буду"

Марк Мэнсон - смелый парень. Он  посягает на  главное приобретение всего западного мира - позитив любой ценой. Мэнсон утверждает революционную для поколения Facebook и книжек про личностный рост вещь: история неудач гораздо полезнее для изучения, чем история Стива Джобса и Сергея Брина. Может быть, хотя бы этот автор научит вас расставлять жизненные приоритеты, которые практически никогда не совпадают с приоритетами глянцевых, выдуманных персонажей.
Игорь Мальцев, журналист

Насчет "пофигизма" - это лукавство. На деле Марк Мэнсон мечтает, что мы станем осознанными и не превратим XXI век в еще одно "столетие эго". Будда, Иисус и Буковски - герои этого протеста против терпимости к самому себе. Прочтение чревато отказом от собственной важности, крушением общепринятых ценностей и исчезновением страха смерти.
Настя Травкина, редактор самиздата "Батенька, да вы трансформер"

...

Цена:
439 руб

Книга Курпатов А.В. Счастлив по собственному желанию
Книга Курпатов А.В. Счастлив по собственному желанию
Это уникальное практическое пособие по психотерапии, проверенное временем. Книга содержит в себе 12 глав - 12 шагов к душевному здоровью: подробное описание психических механизмов, приводящих к стрессу, и конкретные упражнения для борьбы с ним.
Как справиться с беспокойством и депрессией? Как перестать переживать на пустом месте и снять напряжение? Как научиться жить с чувством радости и внутренней гармонии? Все это описано в книге "Счастлив по собственному желанию".
Андрей Курпатов: "Эту книгу я написал в первую очередь для тех, кто страдает от психологических проблем, кто не понаслышке знает, что такое невроз и как сложно бывает привести пошатнувшееся душевное здоровье в норму после стрессов. Но смею надеяться, что она будет полезна каждому человеку, за исключением разве что небольшой когорты святых, которых уже ничто не тревожит. Я знаю, что это не всегда приятно, но мы должны признать у себя существование психологических проблем. А раз психологические проблемы и стрессы – это реалии современной жизни, нужно знать, как с этим справляться".
Андрей Курпатов написал "Счастлив по собственному желанию" по просьбе своих пациентов. Но на самом деле ни один человек не в силах избежать стрессов, поэтому уже полмиллиона людей воспользовались этими конкретными и эффективными рекомендациями!
...

Цена:
1795 руб

Робин Норвуд Женщины, которые любят слишком сильно. Если для Вас "любить" означает "страдать", эта книга изменит Вашу жизнь Women Who Love Too Much: When You Keep Wishing and Hoping He'll Change
Женщины, которые любят слишком сильно. Если для Вас "любить" означает "страдать", эта книга изменит Вашу жизнь
Если для нас любить означает страдать, значит, мы любим слишком сильно. В этой книге рассматриваются причины, которые побуждают столь многих женщин, ищущих любви и любящего мужчину, роковым образом неизбежно находить невнимательных, эгоистичных партнеров, не отвечающих им взаимностью. Мы узнаем, почему, даже если наши отношения с близким человеком не удовлетворяют нас, нам все же трудно порвать их. Мы поймем, как наше желание любить и сама любовь становятся страстью, зависимостью, пагубной привычкой, хронической неизлечимой болезнью....

Цена:
445 руб

Майкл Микалко Рисовый штурм и еще 21 способ мыслить нестандартно Thinkertoys: A Handbook of Creative-Thinking Techniques
Рисовый штурм и еще 21 способ мыслить нестандартно
О чем эта книга
Эта книга научит вас мыслить нестандартно и находить неординарные решения проблем.
Постфактум чужая отличная идея кажется очевидной. Но как стать тем, кто сам придумывает отличные идеи с нуля?
В обновленном издании своей книги ведущий эксперт по креативному мышлению Майкл Микалко делится инструментами и методами, которые помогут вам мыслить нестандартно и находить оригинальные решения проблем.
С помощью сотен интересных упражнений, головоломок и загадок вы научитесь создавать оригинальные идеи, которые помогут вам в бизнесе и жизни. Вы сможете видеть больше других, обладая такой же информацией.

Для кого эта книга
Это книга для всех, кто хочет мыслить нестандартно и создавать оригинальные продукты и идеи.

Цитаты из книги

Список проблем
Составление списка проблем — хороший способ определить, какие из них стоит решать.

Сомнение — враг креативности
Нет ничего вреднее для креативного мышления, чем неопределенности, страхи и сомнения.

Действуйте
Если вы будете действовать как креативная личность, то станете таковой.

Новый взгляд
Изменяя перспективу, вы можете увидеть что-то, чего не замечали ранее.

Картина мира
Творческие люди мыслят позитивно. Они не исключают возможности, а рассматривают все варианты, включая неправдоподобные. Они сами формируют свою картину мира, а не используют чужие интерпретации. И самое главное — они креативны только потому, что верят в свою способность быть креативными....

Цена:
794 руб

Генрих Альтшуллер Найти идею. Введение в ТРИЗ - теорию решения изобретательских задач
Найти идею. Введение в ТРИЗ - теорию решения изобретательских задач
Постичь тайну творчества пытались многие, но только Генриху Сауловичу Альтшуллеру удалось создать стройную теорию решения изобретательских задач - ТРИЗ. Изучив десятки тысяч патентов и авторских свидетельств, Альтшуллер открыл основные законы изобретательства и показал, что процесс создания изобретений управляем. Процесс изобретательства требует правильной организации мышления, преодоления психологической инерции, стремления к идеальному решению, разрешения противоречия, скрытого в любой нестандартной задаче. ТРИЗ признана во всем мире и применяется для решения творческих задач во многих областях человеческой деятельности, начиная с конструирования и проектирования и заканчивая рекламой, PR, управлением.

Книга будет интересна всем, кто стремится повысить эффективность творчества, и будет полезна не только изобретателям и инженерам, но и бизнесменам, менеджерам, людям творческих профессий, студентам и школьникам....

Цена:
459 руб

Колин Эллард Среда обитания. Как архитектура влияет на наше поведение и самочувствие
Среда обитания. Как архитектура влияет на наше поведение и самочувствие
"Сегодня, пожалуй, как никогда прежде неравнодушные граждане мира стремятся понять, как работает пространство, и даже сделать что-то для его улучшения. Отчасти это связано с осознанием того, что мы стоим на пороге грандиозных перемен. Урбанизация, перенаселение, изменение климата, сдвиги в энергетическом балансе планеты - все это побуждает нас пересматривать принципы обустройства среды обитания и искать способы организовать ее так, чтобы она помогала нам не только выжить, но и сохранить психическое здоровье".

Колин Эллард



Каким образом городская среда способствует развитию психических расстройств? Отчего вид ничем не примечательных скучных зданий вредит здоровью, а простые маленькие домики так притягивают нас? Хорошо ли жить в умном городе? Где лучше творить, а где работать до седьмого пота? Способны ли технологии изменить наши отношения с пространством? Опираясь на результаты множества экспериментов, на статистические данные и на собственные наблюдения, сделанные в ходе психогеографических исследований во всем мире, автор помогает по-новому взглянуть на привычные отношения людей с пространством и говорит о том, что надо сделать, чтобы наши жилища - не только дома, но и города - стали лучше.

Почему книга достойна прочтения
  • вы узнаете очень многое о взаимосвязи вашего настроения, самочувствия и отношения к жизни с местами, в которых вам приходится жить и работать; поймете, чем вызвана тяга к путешествиям, любовь к одним местам и неприязнь к другим;
  • в этой захватывающей книге автор анализирует прошлое и будущее архитектуры, от Стоунхенджа и Гёбекли-Тепе до футуристических построек нашего времени, рассказывая о плюсах и минусах самых разных объектов зодчества, а также о людях, создающих эти объекты во вред или на благо человечеству;
  • автор подходит к раскрытию темы очень обстоятельно, исследует особенности построек, ландшафта и самых разных социумов, раскрывая причины и способы воздействия на нас самых разных объектов - как природных, так и рукотворных.

    Для кого эта книга:
    Для широкого круга читателей.

    Автор
    Колин Эллард - известный американский ученый, специалист по когнитивной нейропсихологии и психогеографии, пытливый исследователь, популяризатор науки и писатель.

    Оформление книги
    Формат 60х90/16, переплет 7Бц, матовое покрытие, бумага офсетная белая 80 г.

    Ключевые слова
    Психогеография, архитектура, нейропсихология, зодчество, среда обитания, Колин Эллард.

    Отзывы

    Окружающая среда очень серьезно влияет на нас.
    Она может способствовать нашему развитию, вдохновлять и успокаивать (если вокруг красивые дома, уютные квартиры, живая природа) либо, наоборот, вызывать негатив, вгонять в депрессию и даже провоцировать на преступления (безликие небоскребы, кварталы унылой типовой застройки, промзоны и заброшенные пустыри). Хорошие архитекторы пытаются приблизить окружающее пространство к природе, учесть элементы естественной среды в контурах домов и планах улиц. А все прочие с неменьшим энтузиазмом штампуют массивы многоэтажек. Вероятно, потому, что понятия не имеют о психогеографии.

    Сергей Турко,
    главный редактор издательства "Альпина Паблишер"



    Колин Эллард занимается научной деятельностью на стыке психологии, нейробиологии, архитектуры и градостроительства. В 1970-е годы моим любимым чтением были книги Джеральда Хокинса про Стоунхендж. "Среда обитания" Колина Элларда относится к тому же жанру качественного научпопа: нетривиальный контент, элегантный юмор и живые эмоции. Эти достоинства оригинала, к счастью, удалось сохранить в русском переводе.

    Михаил Блинкин,
    профессор Международной академии архитектуры (МААМ/IAAM)



    "Среда обитания" - отличный повод задуматься о своих отношениях с окружающим нас, жителей больших городов, материальным миром. И вовсе не в философском, а в самом что ни на есть прикладном ключе: понять, как наши физиологические и биохимические процессы влияют на восприятие архитектурных объектов. Иными словами, как архитектура человеческого тела взаимодействует с архитектурой его же руками созданной. Уверена, что после прочтения этой книги многим из вас захочется еще раз взглянуть на знаковые памятники зодчества, но уже совсем другими глазами.

    Елена Кириленко,
    главный редактор журнала "Дом&Интерьер"

  • ...

    Цена:
    429 руб

    Джон П. Стрелеки Кафе на краю земли. Как перестать плыть по течению и вспомнить, зачем ты живешь The Why Cafe
    Кафе на краю земли. Как перестать плыть по течению и вспомнить, зачем ты живешь
    Эта книга превратила бизнес-консультанта Джона П.Стрелеки в знаменитого писателя и вдохновляющего коуча. Она издана миллионными тиражами и переведена на 30 языков.
    Каждый из нас время от времени задает себе вопросы: "кто я?", "куда я иду?", "счастлив ли я?". Но найти ответы и следовать своему собственному пути не так-то просто. Главный герой этой книги Джон едва ли пытался осмыслить свою жизнь до того момента, как случайно оказался в загадочном кафе "Почему". Одна ночь в этом месте на краю земли заставила его задуматься о себе и осознать, что в жизни для него действительно важно и ценно. Удивительная и вдохновляющая история о том, как избавиться от мимолетной суеты современного мира, отбросить страхи и сомнения и открыться для счастливых перемен.
    ...

    Цена:
    185 руб

    Хелен Фишер Почему мы любим: природа и химия романтической любви Why we love The Nature and Chemistry of Romantic Love
    Почему мы любим: природа и химия романтической любви

    Каждый из нас имеет опыт счастья и отчаяния, которые дарит любовь. И уже много веков люди пытаются понять, что это такое. Почему мы теряем голову? Как пережить отказ? Что происходит с чувствами супругов в долгом браке? Как завоевать любовь и можно ли ее сохранить? Книга известного антрополога Хелен Фишер предлагает новые и подчас неожиданные ответы на эти вопросы. Сканируя мозг самых разных пациентов, она выявила важные закономерности, начиная с того, что в момент влюбленности некоторые зоны мозга "светятся". Исследуя типы любви, ее эволюцию, процессы, происходящие в организме человека и других созданий - от волков до уток и шимпанзе, - автор дает научное объяснение самым удивительным проявлениям этой универсальной движущей силы и великого дара.

    Цитата
    "Любовное влечение - универсальное человеческое переживание".
    Хелен Фишер


    О чем книга
    О любви в качестве катализаторе большинства, если не всех человеческих мыслей и поступков. Фишер исследует колоссальный объем материалов, относящихся к различным народам и географическим группам. Изучив по результатам МРТ гендерные различия в области любви и влюбленности, автор приходит к поистине ошеломляющим результатам. Поддаются ли романтические чувства контролю с нашей стороны? Что же все-таки в ответе: мозг или сердце? Перед вами серьезное исследование специалиста, испещренное сотнями любовных цитат из истории человечества и меньше всего напоминающее научный трактат.


    Почему книга достойна прочтения
    - Увлекательный анализ поведения людей и братьев наших меньших в период влюбленности - да, животные тоже могут любить!
    - Исследование любовной химии на молекулярном уровне и ее воздействие на серое вещество.
    - Множество прекрасных лирических отступлений из мировой  художественной литературы.
    - Психологическая карта любви: мужчины и женщины - кто любит сильнее и почему?
    - Эволюция романтической страсти с древних времен по настоящее время.
    - Прилагаются опросники, использованные автором в ходе работы над книгой.


    Для кого эта книга
    Для тех, кто любит, любил хоть раз когда-то или надеется полюбить в будущем.


    Кто автор
    Хелен Фишер - профессор антропологии из Rutgers University (Нью-Джерси, США). Более 35 лет занимается исследования природы и химии любви. Доктор Хелен Фишер написала несколько книг об эволюции и будущем сексуальности, моногамии, изменах и разводах: "Сексуальный контракт: эволюция поведения человека" (1983), "Анатомия любви: естественная история моногамии, адюльтера и развода" (1995), "Первый пол: природные таланты женщины и как они изменяют мир" (1999). В процессе научных исследований профессор Фишер изучила природу разводов и свадеб в 58 обществах и измены в 42 разных культурах. 


    Ключевые понятия
    Любовь, наука, антропология, сексология, психология.


    ...

    Цена:
    194 руб

    Ирина Хакамада Дао жизни. Мастер-класс от убежденного индивидуалиста
    Дао жизни. Мастер-класс от убежденного индивидуалиста
    ""Дао жизни" - лучшая книга о лидерстве, менеджменте, понимании бизнеса, как искусства, любви и сострадании к людям, написанная на оригинальном российском материале".

    Константин Ремчуков, главный редактор "Независимой газеты"



    Как совместить карьеру, любовь, самореализацию и личное счастье? Ответ на этот вопрос знает Ирина Хакамада. Подобно шеф-повару, Ирина создала собственный рецепт жизни, перемешав такие разные ингредиенты, как восточная философия, западные бизнес-подходы и российская культура модерна и постмодерна. Как результат - сумела достичь состояния, когда ничто не мешает быть счастливой.

    Для кого эта книга:
    Обязательна для прочтения всем, кто хочет быть счастливым.

    Почему книга достойна прочтения:
  • По мнению авторитетных средств массовой информации "Дао жизни" - это сокровенный урок счастливого выживания в современных условиях;
  • В книге собраны трезвые, чистые, искренние советы, как сделать свою жизнь легче, проще, интереснее и как ежеминутно получать от нее удовольствие;
  • Автор обобщил все, что знает о жизни, любви и счастье, основываясь на собственном опыте, и раскрыл главные секреты, как же совместить карьеру, самореализацию и личное счастье;
  • Следуйте ключевой рекомендации книги: меняйте себя, а не мир и будьте счастливыми....

  • Цена:
    373 руб

    Малкольм Гладуэлл Гении и аутсайдеры Outliers: the Story of Success
    Гении и аутсайдеры
    О книге
    Жизнь несправедлива. Деньги, власть, слава и успех распределяются среди людей крайне неравномерно. Но почему одним все, а другим ничего? Правильно ли сводить причины успеха только лишь к личным качествам, дарованным природой?
    Малкольм Гладуэлл - первый, кто обнаружил скрытые законы за тем, что всегда казалось исключительно волей случая. Эти законы объясняют, почему выдающиеся хоккеисты рождаются, как правило, в январе и практически никогда - в октябре; почему азиатским школьникам математика дается легче, чем другим; почему, чтобы стать престижным нью-йоркским адвокатом, нужно быть евреем.

    Книга показывает, что общего у Билла Гейтса, "Битлз" и Моцарта и почему им удалось переплюнуть сверстников. "Гении и аутсайдеры" - не пособие "как стать успешным". Это увлекательное путешествие в мир законов жизни, которые вы можете использовать себе на пользу.

    Для кого эта книга
    Книга понравится родителям, а также тем, кому интересно посмотреть на привычные вещи под непривычным углом.

    Почему мы решили издать эту книгу
    Это книга выдающегося таланта в мире документальной литературы. Мы уверены, что российскому читателю также будет интересно проследить связь между успехом и компонентами, от которых он зависит.

    Фишки книги
    Книга легко читается, настраивает на оптимизм; она получила отличные отзывы - например, легендарный британский журнал "Экономист" назвал "Гениев и аутсайдеров" "захватывающим чтением с важным посылом", а лауреат Пулитцеровской премии Дэвид Леонхардт написал, что книга "заставляет обдумывать находчивые теории дни спустя после прочтения".

    Цитаты из книги
    В чем сила? 
    Что больше всего интересует нас в успешных людях? Мы хотим знать, что они собой представляют, - какой у них характер, насколько они образованны, какой образ жизни ведут, какими талантами обладают. Мы уверены, что личностные качества помогают этим людям подняться на вершину успеха. Но так ли это?
    Детство Билла Гейтса
    Вот как описывает школьные годы сам Билл Гейтс: "Я помешался на компьютерах. Пропускал уроки. Сидел в компьютерном классе до ночи. Программировал по выходным. Каждую неделю мы проводили там по 20-30 часов".
    Сила людей
    Местные в Розето, США (иммигранты из Италии), умирали от старости, а не от сердечных заболеваний. Ученые Бруф и Вульф изучили все. Диета? Гены? Как недоверчиво их коллеги приняли доклад без цифр и таблиц, зато о загадочной и волшебной силе людей, болтающих на улице, и поколениями живущих под одной крышей.
    Законы мира
    По нашим представлениям, найти прекрасного студента или прекрасного спортсмена все равно что найти подходящую модель для подиума. Надо просто ее отыскать, где-то же она живет и ходит. Однако мир все-таки устроен не так. 
    Правило 10 000 часов
    Что такое 10 лет? На этот период растягиваются 10 000 часов обучения. Эти 10 000 часов - волшебное число великого мастерства. Даже Моцарт - самый известный музыкальный вундеркинд - раскрыл себя лишь после того, как отработал 10 000 часов. Без регулярной шлифовки сам по себе талант ничего не значит.
    Чистое убийство
    Особое умение, позволяющее избежать наказания за попытку убийства (или убедить профессора перевести вас на дневное отделение), психолог Роберт Стернберг окрестил практическим интеллектом: это "знание того, что, когда и кому сказать и как с помощью этих слов добиться максимальных результатов"....

    Цена:
    665 руб

    2008 Copyright © 1000show.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
    Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт. Партнёрская программа.
    Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования Яндекс.Метрика