Поздравления
Свадебные обряды карачаевцев

Свадебные обряды карачаевцев


В ходе возрождения обрядовой жизни народов СССР, начавшегося с конца 1950-х годов, все отчетливее стала ощущаться потребность ее изучения. Ученые различных специальностей - философы, социологи, фольклористы и этнографы - обратили пристальное внимание на обычаи и обряды. Особенно плодотворно советские этнографы стали разрабатывать тематику семейно-бытовых обрядов, исследовать их эволюцию, отражающую развитие нашего общества. Было обращено пристальное внимание на самые различные семейные обряды - родительные, свадебные и похоронные.

В частности, началось углубленное изучение семейных обрядов народов, Карачаево-Черкесии, в том числе их свадебной обрядности. Однако, как показывают имеющиеся историографические обзоры и тематические обобщения (1), слабее всего обстоит дело с изучением свадебной обрядности карачаевцев в ее современном бытовании, эта тема для Карачаево-Черкесии представляет большой не только научный, но и практический интерес.

За последние двадцать лет в Карачаево-Черкесии трижды (1964, 1974 и 1982 годы) предпринимались попытки создать сценарий новой свадебной обрядности и внедрить его в. жизнь. Но ни одна из этих попыток не увенчалась успехом. Опыт и результаты работы даже лучших обрядовых комиссий тех или иных районов области ограничивались официальной отчетностью, в лучшем случае - рассылкой инструктивного письма, так называемого сценария-рекомендации. Спорадически устраиваются и своего рода показательные свадьбы, именуемые комсомольскими, молодежными, новыми, безалкогольными, бесподарочными (бескалымными) и т. д. Но ни методисты областного управления культуры, ни обрядовые комиссии при исполкомах народных депутатов, ни этнографы и фольклористы Карачаево-Черкесии до сих пор не могут считать работы по оптимизации свадебной обрядности законченной и, больше того, сколько-нибудь заметно продвинувшейся вперед (2).

Настоящая работа и призвана в какой-то мере восполнит отмеченный пробел в отношении современной карачаевской свадьбы.
Жизнь показала, что обрядность, особенно семейная, в силу традиции сохраняющая в себе черты предшествующих этапов общественного развития, характеризуется известной консервативностью. Изменения, происходящие в базисе, несомненно, прямо и косвенно отражаются в обрядовой жизни, но, как правило, с некоторым отставанием. Дольше того, практика убеждает нас в том, что обрядность, не связанная с традициями, не приживается в той среде, где традиция жива не только в народной памяти, но и быту. Зачастую она вызывает обратную реакцию, и "чужеродное" отторгается, воскрешая в памяти полустертые элементы старого.

Поэтому советские этнографы придерживаются того мнения, что при разработке обрядового сценария нужен критический учет опыта, накопленного тем или иным народом на протяжении его многовековой истории. Тем более, что в этом опыте отражены также этническая история и культурные взаимоотношения народов. С давних времен практически все соседние народы вступали в более или менее интенсивные хозяйственные, культурные и политические контакты. Это не проходило бесследно для их культуры и быта. Не является исключением в этом плане и такой элемент этнической культуры, как традиционная семейная обрядность. "Этнокультурные процессы нашли отражение во многих чертах жизни семьи, которая и сама влияла на эти процессы", - отмечает в этой связь Я С. Смирнова (3), специально обратив внимание на семейно-бытовые аспекты этнокультурных процессов.

В целом же исследование традиционного свадебного цикла служит необходимым условием оптимизации современного -ритуала. При этом исследованию подлежат и содержащиеся в этом цикле негативные пережитки прошлого.
Свадьба, свадебная обрядность - не то же, что весь сложный комплекс обычаев и обрядов, связанных с формированием семьи. В то же время они в значительной мере взаимообусловлены. Поэтому рассмотрение собственно свадьбы предварим короткой характеристикой обычаев, связанных с заключением брака.

Как и другим народам Кавказа, карачаевцам известны две основные разновидности заключения брака: брак по сговору (сез таусхан адет бла) и брак похищением (къачыргъан адет бла) (4). Наиболее предпочтительной, сугубо традиционной считалась и считается первая, бытующая как "карачаевский обычай" (къарачай адет). Вторая разновидность имеет свои варианты: настоящее насильственное похищение, похищение с согласия девушки (брак уводом), похищение с ведома всех заинтересованных сторон (брак уходом).

Насильственное похищение невесты против ее воли (зорлукъ бла къачырыу) всегда воспринималось, а тем более воспринимается теперь как унижение достоинства девушки и оскорбление ее родных. В создавшуюся на этой почве конфликтную ситуацию втягивается широкий круг родственников обеих сторон, активизируется и общественность. Все они прилагают усилия, чтобы уговорить и успокоить оскорбленных родственников невесты. К месту происшествия снаряжается делегация, в которой, наряду с ближайшими родичами девушки, принимает участие и ее мать. Делегация стремится внезапно проникнуть в комнату похищенной. Если похищенная не изъявит свое согласие на брак, то ее сразу же уводят из дома похитителя. В свою очередь, доверенные лица от стороны похитителя, нередко с участием блюстителя порядка - милиционера, стремятся получить у похищенной письменное согласие на брак. Неудачное похищение не только квалифицируется как противоправное действие, но и рассматривается как позор для жениха и его родни. В этих условиях девушка оказывается перед дилеммой: она может вернуться в родительский дом, предав тем самым похитителя в руки закона, но тогда и она наказывается презрительной кличкой "волоченная девушка" (сюйрелген къыз) или "сюйрелиб къайтхан къыз") (девушка, вернувшаяся от волочения). Поэтому такая девушка в большинстве случаев соглашается на вынужденный брак или же договаривается о вторичном похищении - похищении по договоренности с невестой. Более того, так как похищенной трудно снова выйти замуж, бывает, что молодые сходятся после того, как жених возвращается из места заключения.

В противоположность насильственному похищению, два другие вида похищения - не редкость. Родственники похитителя стремятся возместить "обиду" повышенной суммой сговорных денег за невесту. Вот почему в условиях возросшего семейного достатка у карачаевцев наряду с браком по сговору (как наиболее престижным обычаем) бытует брак уводом, хотя последний и считается малопрестижным обычаем. Похищение невесты против воли ее родителей, но по договоренности с ней самой и приняло обрядовый характер, а размеры сговорных денег, преподносимых при улаживании конфликтов, имеют тенденцию к возрастанию. В семьях, стремящихся сократить свадебные расходы, практикуется брак уходом.

Как при браке по сговору, так и при браке похищением большое значение в прошлом имел калым (къалын). В первом случае он во многом определял брачный выбор, во втором - нередко служил самой причиной похищения. У ряда народов Северного Кавказа в прошлом наблюдалась четкая дифференциация калыма на собственно калым (имущество, идущее в пользу семьи невесты) и "кебин хакъ" (имущество, предназначенное невесте на случай развода или вдовства). У карачаевцев этого не было, и надо полагать, что с распространением шариатских установлений понятие калыма не претерпело у них существенных изменений. Так же обстояло дело у ногайцев Северного Кавказа и народов Средней Азии. Надо отметить и то обстоятельство, что если у некоторых народов отмечалась сбалансированность калыма и приданого, то у карачаевцев стоимость приданого уже была намного выше (5).

В первые же годы Советской власти калым был запрещен. Еще в мае 1921 г. председатель Карачаевского окрисполкома У. Д. Алиев в своем первом открытом письме населению округа писал, что "в нашей свободной автономии не может быть ни насилия, ни продажи" (6). В 1922 г. ЦИК ГАССР принял ряд постановлений о запрещении покупного брака (7), а в 1924 г. по проекту Наркомюста (ст. 232 УК РСФСР) ВЦИК издал для Карачаево-Черкесской области специальный закон, по которому уплата; калыма за невесту каралась лишением свободы или принудительными работами до 1 года (8).

Ныне выплата так называемых сговорных денег (сез таус-ханлыкъ ючюн) при заключении брака не воспринимается у карачаевцев как брачный выкуп, калым. С другой стороны, в связи с возросшим материальным достатком размеры этой суммы поднялись до 1000 рублей в селениях карачаевского района и выше - в Малркарачаевском районе.

Еще большего размера достигли другие свадебные расходы - на приданое, "берне" (буквально "то, что дается", взаимные подарки стороны жениха и невесты), сый (буквально "почет, почетная доля от свадебного стола"), праздничное угощение. Это связано не только с возросшим материальным достатком, но и с фетишизацией дарения, дарообмена при приобщении двух чужих семей к единому новому очагу.
Приданое карачаевских невест, состоящее из предметов быта (келинни кюбюрю), не зависит от взаимных расходов, в частности от сговорных денег, свадебных подарков и т. п. Считается очень престижным, когда сторона невесты отказывается от сговорных денег, а затем демонстрирует полный комплект приданого и хорошие берне. В то же время размеры, состав и качество приданого служат предметом внимательной оценки и недовольства или же восхищения. В тех же случаях, когда невеста оказывается вообще без приданого, ее подвергают упрекам и насмешкам, называя бесприданницей (тюбсюз-башсыз, кюбюрчексиз-кюбюрсюз).
Размеры, как приданого, так и берне всегда находятся в динамической зависимости от материального достатка семьи и никогда не регламентируются обычаем. Поэтому проследить закономерность взаимозависимости свадебных расходов брачующихся сторон оказывается не так просто. В целом же надо отметить, что правы авторы этносоциологического исследования культуры и быта народов Кабардино-Балкарии9, в следующем своем выводе: большинство из тех, кто участвует в "ослабленной и видоизмененной форме формального брачного выкупа... и не помышляет всерьез о покупке-продаже девушки, но они не задумываются и над тем, что отдают дань вредной традиции, в которой ее обрядовую форму трудно отделить от ее реакционной былой сущности. Другие понимают несоответствие данной традиции современным условиям, но уступают уговорам традиционалистски настроенной родни и односельчан" (10). При этом отмечается, что "у балкарцев почти три четверти опрошенных высказывались о полусимволическом брачном выкупе отрицательно, но почти половина на деле его вносила"(11). Сходная ситуация характерна и для карачаевцев, но с той разницей, что в связи с развернувшейся борьбой с калымом, дача и получение сговорных денег не совершается у них открыто.

При сопоставлении размера и состава свадебных платежей в прошлом и настоящем, а также этих платежей у карачаевцев и Других северокавказских народов, мы убеждаемся в том, что в прошлом платежи были куда скромнее, чем у равнинных и предгорных народов региона. Даже в наиболее состоятельных семьях карачаевцев свадебные платежи были менее щедрыми. Однако в настоящее время приходится констатировать явление обратного Порядка.
Собственно свадьбе предшествует предсвадебный цикл, центральное звено которого - выбор невесты и жениха.

Раньше в большинстве случаев родители или другие родственники подыскивали молодому человеку такую жену, которая подходила ему по его общественному и имущественному положению, и в редких случаях молодой человек сам мог сообщить о своем выборе родителям через посредника (селештирген адам - человек, ведущий разговор). Сейчас все чаще практикуется свободный выбор самих брачащихся. Этому во многом способствуют изменения в условиях общения крестьянской молодежи, завязывания знакомств и предсвадебного ухаживания.

Раньше знакомства молодежи завязывались главным образом во время празднеств календарного цикла, на помочах соседей и девичьих вечеринках-посиделках, на свадьбах и родинах. Устраивавшиеся там танцы были одним из любимых развлечении карачаевцев. В них участвовали все за исключением замужних женщин. Во время вечеринок танцы сменялись играми и песнями-состязаниями юношей и девушек. Исследователи устного народного творчества карачаевцев и балкарцев отмечают их исключительно богатую любовную лирику, в частности лирические четверостишия - инары. "Без инаров, - пишет Р. К. Ортабаева, - не обходится ни одна свадьба, ни одно народное гулянье, ни одна молодежная вечеринка" (12).
По ее наблюдениям, "в карачаево-балкарской лирике любовь трактуется как чувство сильное, властное, приносящее одновременно радость и страдание. В то же время она строго сдержанна. Знак любви здесь - мимолетная улыбка при рукопожатии, и незаметный для окружающих взгляд при встрече на улице, и приглашение на танец..." (13).
Вот пример состязания юноши и девушки в инаре "Играй, играй, мой саз":

Она: Балалы таукъ сен болуб, (Ну, а если ты превратишься в квочку,
Чёблеб кетген сен болсанг, И заклюешь меня (словно зерно),
Сапран чабакъ мен болуб, Я превращусь в форель и нырну в воду,
Суугъа кирсем, не этерсе? Что же ты сделаешь тогда?)

Он: Сапран чабакъ сен болуб, (Ну, а если ты, превратившись в форель,
Суугъа кирген сен болсанг, Нырнешь в воду,
Аиры къармакъ мен болуб, Я, превратившись в крючок-удочку, вытащу тебя,
Тартыб алсам, не этерсе? Что ты сделаешь тогда?) .

Во время календарных празднеств устраивались традиционные карнавальные шествия "Гюппе, гюппе", напоминающие русские колядки (14). В них молодежь и дети с пением ритуальных песен обходили дома, а хозяева одаривали их обрядовыми пирогами. С этими дарами молодежь продолжала веселье и игры возле культовых камней "Байрым Ташла" (Камни матери Марии) на лужайке у речки. Здесь зажигали костры, через которые состязаясь перепрыгивали девушки и юноши, устраивались гадания - когда кому суждено выйти замуж или жениться. В завершение все вместе съедали собранные по дворам дары.

Дореволюционные бытописатели Карачая писали, что на подобного рода увеселительных сходках общение девушек и молодых людей было относительно свободным (15). Многие наблюдатели отмечали у горянок такие черты характера, как общительность, кокетливость, но и приверженность к этикету. Так, один из путешественников по Карачаю и Балкарии, преподаватель Тифлисской гимназии В. Я. Тепцов, писал в конце XIX в.: "Девушки не запирались под замок и в обыкновенной жизни пользуются некоторой свободою. Вечеринки, напоминающие несколько наши посиделки, в большом ходу в Карачае и на Баксане. Перед покосом парни и девушки особенно много гуляют, празднуют. Собираются в доме у одной из девиц и целые ночи проводят в танцах под гармонику. Хозяйка угощает гостей домашними произведениями: пирожками, сыром, бараниной, кашей из проса и т. п., парни же приносят девицам дешевые сласти, если таковые найдутся в ауле" (16). В то же время ввиду кратковременности знакомства с горским бытом, они не могли заметить многих сторон проявления свободы в общении горской молодежи. Например, именно во время описанных выше гуляний и посиделок-вечеринок юноши и девушки находили различные формы выражения симпатии друг к другу. Прибегали к помощи посредников, обменивались залоговыми подарками (белги).

Но самым излюбленным местом встречи молодежи все же остались свадебные праздники, именуемые "той-оюн" (свадьбы-игры), которые были очень продолжительными и особенно многолюдными. На таких празднествах, как писал большой знаток карачаевского быта В. М. Сысоев, "молодые люди все время веселятся, поют, танцуют и устраивают игры, старые в это время находятся в отдельном помещении" (17).

Эти формы и условия добрачного общения, показывающего относительную свободу во взаимоотношениях юношей и девушек, имеют широкие аналогии у других народов Кавказа. Повсюду, где царили застойные патриархально-феодальные порядки, общественные и семейные празднества играли большую роль в добрачном общении молодежи и в конечном итоге в выборе будущих супругов (18). Вместе с тем эти отношения повсюду предполагали исключительную сдержанность юношей и девушек. Нормы адата и шариата не позволяли каких-либо вольностей в общении полое, не говоря уже о добрачных связях. Хорошо известный этнографической литературе горский этикет, в Карачае известный как "черкес намыс" (черкесское приличие) строго регламентировал порядок общения полов вплоть до мельчайших деталей (19). Да и помимо того, частые встречи в обыденном быту были затруднительны из-за дальности расстояний между селениями и хозяйственными точками карачаевцев, хозяйство которых складывалось вокруг горных кошей. Особенно это относится к весенне-летним месяцам, в то время как в осенне-зимний период встречи учащались на свадебных и других торжествах.

Характерно, что нередко брачные вопросы решались с поспешностью. Об этом свидетельствуют имевшие распространение браки уводом, когда девушка, познакомившись с юношей на празднике или где-нибудь на специально подстроенных смотринах, принимала предложение и соглашалась на увод, заранее зная, что ее родители не дадут согласия на данный брак. Каждое сватовство, от какого бы жениха оно ни исходило, превышало престиж девушки. В то же время неудачное сватовство (ср. карачаевскую поговорку: "Девушку сватает сто человек, а выйдет она за одного из них"). Отнюдь не превышало престижа молодого человека и его семьи. Поэтому они часто пытались обойтись без официального сватовства, или заранее принять меры к его благополучному исходу. Одной из таких мер, устраивавшей обе стороны, служил и продолжает служить обычай обмена залогами между юношей и девушкой. Получение залога от девушки было известной гарантией успешного сватовства; если же ее родители не давали своего согласия, юноша легче отваживается на тайный увоз своей избранницы. Она же, как правило, решалась на такой увоз, будучи уверена, что недовольство ее семьи будет недолгим и между сторонами состоится примирение. Обыкновенно родители шли на мировую со словами: "кеси абыннган джыламаз" (сама споткнувшаяся да не заплачет). Ответное получение девушкой залога от ее избранника также в значительной степени гарантировало ей замужество. В этих случаях бывало, что девушки решались даже на такой шаг, как тайно от родных в сопровождении молодой родственницы войти в дом избранника и "объявить о своем замужестве".

Таким образом, даже в прошлом карачаевская молодежь располагала определенными возможностями добрачного общения и брачного выбора. Можно сказать, что у карачаевцев добрачное знакомство считалось непременным условием вступления в брак. Но, конечно, возможности общения и взаимного выбора девушек и юношей теперь неизмеримо возросли по сравнению с прошлым. Совместная учеба в средней школе, техникумах и вузах, совместная трудовая деятельность в одних и тех же коллективах, совместные посещения культурных мероприятий, встречи на общественных праздниках и т. д. - все это расширило рамки добрачных знакомств. Новой и довольно-таки активной формой проявления взаимного интереса и симпатии служит также переписка. К ней прибегают главным образом тогда, когда юноша или девушка покидает на время родительский дом, переезжая в город на учебу, уходя на службу в ряды Советской Армии и т. д.
В характере общения молодежи сказывается влияние локальной и социально-профессиональной среды. В этнически однородной сельской среде, а таковой является большинство карачаевских селений и особенно в селениях Старого (горного) Карачая, более заметна сдержанность в проявлении чувств. Ухаживание носит здесь завуалированный характер: обычаи не позволяют, чтобы девушка одна, без сопровождающей ее подруги оставалась в обществе молодых людей, а тем более, чтобы влюбленные назначали друг другу свидание наедине. Исключается проявление чувств при встречах не только при родных, но и при знакомых, а равно в общественных местах. В городах же общение молодежи менее скованно.
По-прежнему важную роль в общении влюбленных играют посредники или посредницы. Сохраняются залоги, в качестве которых обмениваются кольцами, фотокарточками, именными часами, вышитыми платочками и т. д.
При выборе супругов большое значение придается чертам а затем была в значительной мере свернута. Соответственно и результаты ее были невелики. В итоге в современной свадебной обрядности мы имеем такие явления, как "открытый калым" и "берне без свидетелей", к которым мы вернемся в соответствующем месте рассмотрения общей схемы свадебной обрядности.
Обратимся теперь непосредственно к самому свадебному обряду, или основному циклу свадебной обрядности. Свадьба (по-карачаевски - той) - наиболее яркое, празднично оформленное событие семейной жизни. Недаром в карачаевском языке существует понятие "оформление свадьбы" (тойну джасау), которого мы не встречаем применительно к другим празднествам. Полнее, чем в других обрядах жизненного цикла, проявляется здесь и народное творчество.

В настоящее время у карачаевцев имеют место три вида свадеб: полная традиционная (толу адет бла), полутрадиционная (джарты адет бла) и новая (джангы адет бла). Каждая из них, в свою очередь, имеет ряд локальных и иных вариантов, но здесь наше дело по возможности обобщить наиболее типичные модели. В традиционной свадьбе ее центральному звену - свадебному празднеству - предшествует сватовство (келечилик джюрютюу от "келечи" - посол). Оно состоит из двух этапов - неофициального и официального. Наиболее трудным этапом является первый. Прежде всего зондируется отношение к делу самого молодого человека. Это делается через его друга (селештирген адам), или старшей невестки дома. Если он, отдавая дань традиции, заявляет через посредника, что у него нет на примете девушки (кеси сайлагъан, букв.: "избранницы"), то происходит предварительное совещание родственников (оноулашыу) для того, чтобы сделать выбор и согласовать его с юношей. Бывает и так, что ни сам жених, ни его родственники не могут наметить кандидатуру. Тогда ему "дают дорогу" (кесине бошлау). Но если выбор все же падает на определенную девушку, то кому-либо из родственниц поручается сделать намек (сагъыныу) на предполагаемое предложение самой девушке или же ее родителям, чаще всего матери.

Первый визит наносится как бы случайно, между дел. И только при втором визите открыто объявляется его цель. При этом не только первый, но и второй визит зачастую сводится к обыденной встрече во дворе дома или же где-нибудь в другом месте. И только после того, как сватовство начинает принимать официальный характер, сватов приглашают в помещение (ичкери).

К этому времени стороны осторожно наводят нужные справки друг о друге. Наводить такие справки не прекращают и в дальнейшем, когда сватовство приобретает официальный характер. Обычно хозяева приветливо благодарят семью жениха за оказанную честь, но продолжают давать сватам уклончивый ответ: например, говорят, что им надо посоветоваться с кем-нибудь из отсутствовавших на семейном совете родственников или предлагают устроить встречу - смотрины жениха и невесты. Во время таких встреч девушка подчеркнуто выказывает свое почтительное отношение к родителям и другим родственникам, покорность их воле; поэтому она, если даже к склоняется принять предложение, то отсылает жениха к своим родителям. В случае отказа, она передает свое решение через посредника.

Как видим, неофициальные посредники и официальные сваты (свахи) продолжают иметь важное значение в предсвадебных отношениях сторон. От их умения и старания во многом зависит согласие на брак и предотвращение расстройства сговора из-за "злого умысла" посторонних лиц или же "порчи дела" (хыйны). Придавая исключительное значение искусству сватов, в народе говорят: "Келечи, келечи болса, берк огъач къымылдар" (Будет посетитель настоящим, заставит шевелиться и болванку). Благополучное окончание неофициального этапа сватовства отмечается обрядом "разламывания хлеба" (гырджын сындырыу).

В случае, когда вопрос о браке уже предрешен женихом и невестой, предварительное сватовство упрощается. Посредникам остается лишь договориться об организации свадьбы, о времени и порядке переезда невесты. Если же молодые сами решили и эти вопросы, то сватовство вообще отпадает. Но если жених лишь дает свое согласие на избранную советом кандидатуру невесты, то семья полностью берет на себя заботы и расходы по сватовству и устройству свадебного празднества.

Итак, заручившись предварительным согласием девушки на брак, сваты официально переступают порог невестиного дома.

До этого им приходилось бывать здесь по нескольку раз, то встречаясь с матерью невесты, то устраивая свидание жениха с невестой. Поскольку подобные встречи носят тайный, неофициальный характер, то они устраиваются где-либо вне дома. Частота встреч молодых людей зависит от места их проживания, но чаще всего от того, насколько успешно сватовство.
С первого дня официального сватовства сваты, переступая порог невестиного дома, открывают "счет подаркам". Чтобы не "сглазить" доброе начинание, они приносят коробку конфет. В дальнейшем процесс укрепления родственного союза предполагает обязательный дарообмен при взаимных визитах.

Число сватов не является строго определенным. В большинстве случаев в роли свата выступает один человек, чаще женщина. Это обычно родственник или родственница одной из сторон, в то же время хорошо знакомые и другой стороне. В качестве сопровождающего (он же водитель машины) выступает родственник жениха. Иногда в роли сватов выступают и сами родители жениха, которые попеременно встречаются с матерью и отцом невесты. Последний вариант чаще всего практикуется в городской среде и в предгорных селениях с полиэтническим составом населения.

Жених участвует в сватовстве только на его неофициальном этапе. При этом он посещает только саму невесту. Нередко это свидание имеет характер смотрин. Предсвадебное посещение женихом и невестой домов своих будущих родственников не практикуется, из-за обычаев избегания, хотя визиты юноши в дом избранницы в период ухаживания не возбраняется.
Видная роль в сватовстве и сговоре по-прежнему отводится дядьям жениха, а также его зятю - мужу сестры. Часто стараются, чтобы сватом был родственник поавторитетнее. Сватовство рассматривается как исключительно деликатное дело. Страх получить отказ ведет к тому, что в некоторых семьях не преодолено былое представление о порче, насылаемой в этих случаях, завистниками и недоброжелателями. Поэтому сваты прежде, чем отправиться в путь нередко прибегают к гаданиям на камушках (таш салыу). Раньше роль первого свата поручалась человеку, умеющему гадать, ворожею. Опытные и удачливые сваты или свахи получали неплохие доходы. При успешном завершении дела сваха и сейчас получает вознаграждение (ишни джюрютгени ючюн) - обычно отрез на платье или же шерстяной платок. Опытные свахи обладают удивительным даром красноречия - качеством, могущим послужить предметом специального изучения.

Свадьбу со сватовством считают более престижной и называют "адетиндеча той" (свадьба по обычаю). Если же свадьба устраивается без сватовства, уводом невесты, то она считается непрестижной и называется "келечисиз той" (без сватовства), а невесту нередко упрекают, что она переступила порог дома без сватовства (келечисиз келген). При положительном исходе сватовство завершается сговором (сез тауусуу - букв, завершение слов), который подкрепляется денежным залогом (сез таусханлыкъ - букв. за завершение слов, т. е. сговорные). Сговор может достигаться и без сватовства, самими женихом и невестой. Однако и в этом случае существует брачная выплата родне невесты, которая совершается при улаживании отношений после совершившегося брака уводом или уходом. Она носит название "джарашханлыкъ (за примирение).

Процедура официального сговора происходит в двух вариантах: до переезда невесты в дом жениха (по традиционному обряду) или после переезда (по полутрадиционному обряду). Вторая обычно бывает при браке уводом или уходом.

Для совершения церемонии сговора стороной жениха направляется 3-5 человек. Среди них обычно дядя жениха (глава делегации), зять жениха, младший брат жениха, иногда сват и еще кто-либо из родственников старшей невестки. Делегация везет с собой "сговорные деньги", коробку кондитерских изделий, овцу, напитки. Все это дается родителям жениха. От своего имени члены делегации подносят деньги; больше других дают глава делегации и брат жениха, за что им полагается берне.

В доме невесты гостей встречают в кунацкой. Вместе с ними за стол садятся не сами родители или другие члены семьи невесты, а приглашенные для этого родственники. В какой-то момент глава делегации в сопровождении одного или двух свидетелей выходит в комнату, где находятся родители невесты, и передает им "сговорные деньги" и подарки.
Если невеста еще находится в родительском доме, то перед отъездом гостей хозяева называют им приблизительные сроки, к которым они могут подготовиться к свадьбе.
Гостей провожают с ответными приблизительно эквивалентными подарками. Если делегации возвращаются "сговорные", то одаривание в берне ограничивается преподношением одних сорочек. С этого момента подарки стороны невесты и носят название "берне" (от бер - дай; то, что отдается). Подарки вообще обозначаются термином "саугъа".

Еще не так давно, до 1970-х годов, невеста после сговора некоторое время (до месяца и больше) оставалась в родительском доме. Шла усиленная подготовка к свадьбе, запасались приданым и подарками.

В настоящее время, если со времени сватовства не умер никто из близких родственников или же соседей, то до свадьбы проходит не более недели. Этого времени стороне невесты оказывается вполне достаточно для снаряжения ее в замужество, а стороне жениха - для подготовки тоя.
Прежде чем перейти к свадебному празднеству, скажем несколько слов о предсвадебных приготовлениях.

В предсвадебные дни сторона жениха посылает специальных лиц приглашать гостей и готовит праздничное угощение. Режут овец (из расчета одна овца на 25 человек) или же хорошо откормленного быка, пекутся ритуальные пироги (хычынла, чыкъыртла, берекле), варят бузу, реже пиво (сыра). Не обходится и без спиртных напитков, расходы на которые раньше составляли немалую сумму.

Получив приглашение на свадьбу, наиболее близкая родня отправляется туда за день-два. Идут не с пустыми руками: с собой несут подарки - "алгъыш керек" (букв, (поздравления). Это деньги, предметы женского туалета, отрезы на платье, костюмы, кондитерские изделия, традиционная халва. Наиболее близкие дарят овцу.

Из числа их подарков комплектуются для невесты "къол керек", или "келинни кюбюрчеги" (невестина шкатулка), а наиболее ценные подарки идут для большого сундука невесты (келинни кюбюрю), куда укладываются вещи, входящие в состав берне. При укладке вещей в сундук, что происходит накануне или в день приезда за невестой поезжан, они подвергаются скрупулезному обсуждению с точки зрения их престижности или непрестижности. Это - своего рода церемония, которой руководит кто-либо из старших женщин дома невесты, а в роли гида придемонстрации вещей выступает одна из невесток семьи. Первые слова, которыми встречают друг друга соседки или родственницы, - это "Каков сундук?" (Кюбюрю къалайды) или "Что уложили в сундук?" (Кюбюрюне не салдыла?).

Процедура укладывания вещей выглядит обычно так. Первую, наиболее ценную вещь берет в руки старшая женщина (юйню тамадасы) и со словами благопожелания новой семье передает ее в руки представительницы семьи невесты, выступающей в качестве попечительницы последней (къыз дженгер къатын). Та, в свою очередь, передает вещь женщине, которая будет впоследствии "бернечи" (раздатчицей берне). Комплектование невестиного сундука завершает церемония подготовки к свадьбе в доме невесты.

А в доме жениха за день-два до свадьбы происходит распределение ролей: назначается распорядитель свадьбы (къуанчны башчыеы), танцев (бегеул), продовольственной частью (гезен бийче), ответственные за столы (стол башчы) и их помощники (шапала), определяются шаферы (кюеу дженгеры) т. д. Параллельно в доме невесты, кроме покровительницы "къыз дженгер къатын", определяется и свита ее сопроводителей, шаферов "къыз дженгерле" - 4-5 мужчин (юношей) из числа родственников со стороны матери и отца. Назначают старших - обычно зятя или неженатого брата невесты. Особо выделенной женщине (обычно это одна из молодых невесток семьи), которую мы в дальнейшем будем называть наставницей. Они вместе с наставницей несут ответственность перед семьей невесты за соблюдение порядка и обычаев. В день свадьбы от стороны жениха к ним присоединяется несколько человек: один из них - наставник жениха, а двое других - молодые родственники невесты. При браках уводом или уходом невесту до примирения сторон сопровождает юноша из числа ее родственников. Комната, в которой размещается невеста со своей свитой, по традиции называется "отоу" (комната молодоженов). Она обставляется как можно наряднее и к ней приковано внимание на всем протяжении празднества. Если у жениха отсутствует промежуточный дом, где он находится во время свадьбы, что наблюдается только в отдельных приверженных к старым традициям семьях, то он также находится в отоу вместе со своим наставником.

В назначенный день (предпочтительным считается конец недели) с утра снаряжается свадебный поезд. Как и раньше, его стараются сделать как можно более пышным. Если раньше за невестой отправляли повозку в сопровождении всадников, численность которых вообще не ограничивалась, то теперь отправляют нарядную легковую машину в сопровождении пяти-десяти других машин с дружками и самим женихом. На главной машине везут так называемый флаг женихового дома (юйню байрагъы). Этот комплект, в который входят нарядный девичий платок, мужская сорочка, отрез на платье и обручальное кольцо.

Свадебный "флаг" прилаживается таким образом, чтобы входящие в его состав предметы, привязанные к древку или же к смотровому зеркалу автомобиля лентой (раньше галунами), непременно развевались по ветру. Иногда капот этой машины украшает коврик. В отдаленном прошлом флаг свадебного поезда был флагом женихового рода, о чем напоминало вышитое на нем тавро рода жениха над тавром рода невесты. В настоящее время мы имеем дело со вторичной традицией, генетическая основа которой утрачена. Остальные машины, как менеее почетные, украшаются разноцветными лентами и кусками плюша, в некоторых случаях также полотенцем и сорочкой.

Перед отправкой поезжан за невестой во дворе дотла жениха устраивают "стремяную" (атланнган аякъ), т. е. легкое угощение. Почтенный представитель стороны жениха произносит напутственное слово, призывая соблюдать порядок и следовать указаниям главного шафера (куюеудженгер тамада). Раньше в числе поезжан находились гармонистка и одна или две наставницы (сестра жениха и старшая невестка). Теперь кроме них в состав свадебного поезда входят не менее пяти-шести девушек. Что касается жениха, то раньше свадебный поезд отправлялся "большею частью без него" (22), теперь же жених не находится в нем только в редких случаях. Но отправляется он не с родительского двора, а как бы незаметно присоединяется в пути или же выходит из "другого дома".

Из известных у многих народов обычаев временного поселения жениха и невесты в "другом доме" (по терминологии М. О. Косвена) своих родственников или соседей у карачаевцев имеет место только обычай временного поселения жениха. Сохраняется и сам термин для этого дома - "болуш юй", от "болу-шуу" - помогать и юй - дом. Хозяева дома называются (болуш эта" (ата - отец) и "болуш ана" (ана - мать).

Для этой стадии свадебного цикла характерны некоторые локальные особенности, присущие жителям и недавним выходцам из Марийского ущелья и прилегающих к нему селений (Каменномостское, Н. Тебердинское), а отчасти и населению Карачаевска и Черкесска. Они состоят в смещении ряда церемоний и утрате некоторых традиционно устоявшихся циклов. Важнейшая из них: среди поезжан наряду с женихом находятся и его родители в сопровождении своих ближайших родственников. Все это - инновации, свидетельствующие о далеко зашедшем отходе от обычаев избегания, и других архаических традиций. Из других инноваций отметим исчезновение многих магических действий, призванных оберегать брачущихся от "порчи", и обеспечить семейное благополучие.

Отметим также заметные различия в численности поезжан у горных и предгорных жителей: у первых в свадебный поезд наряжается 4-5 автомобилей, у вторых их число несколько больше. У тех же горных жителей число бракосочетаний уводом или уходом бывает сравнительно меньше, чем у населения предгорий.
Отправление свадебного поезда в прошлом сопровождалось пением свадебной песни, а на всем пути - джигитовкой и стрельбой из ружья. Теперь эти игровые моменты исчезли. Имитацией песни как бы служат звуки клаксонов автомобилей.

При браке с фиктивным похищением интересно поведение родных и близких невесты. Если она "убегает" из дому или от соседей, то ее родители нарочно куда-нибудь отлучаются, другие же домашние (братья, сестры), а также соседи стараются держаться в стороне. Чаще уход устраивается из "чужого дома", с места работы или же учебы.

Иногда свадьбу невесты вместо ее родителей справляет ее бабка, живущая отдельно. Она берет на себя все хлопоты, связанные с подготовкой свадебного костюма невесты, а также устройством праздничного стола.

В день свадьбы застолье в доме невесты не отличается особой пышностью, каким оно обычно бывает в доме жениха. Здесь устраивается скромное угощение. На стол подают традиционные мучные изделия, непременно баранину, соки и воды, сладости домашнего приготовления и покупные. Поезжан встречают звуками гармоники. Те, подъезжая к дому невесты, включают сирены автомобильных сигналов, а затем, оставив автомобили в стороне, с песней и танцами входят во двор. Затягивается свадебная песня "Орайда" (23).
О, келдик, келдик, (Ой, пришли мы, пришли,
Огъур бла келеик! Да будет к добру наш приход!
Чыкъгъан джерибизден С добром мы явились.
Огъ бла чыкъгъанек, Да будет добрым
Ой, ызыбызгъы да Наш обратный путь!)
огъур бла атланайыкъ!


Поезжанам независимо от возраста отводятся наиболее почетные места за столом - поблизости от красного угла и вдоль фасадной стены. Один из родственников невесты, опытный в застольных церемониях, занимает место тамады. Рядом с ним садится главный шафер жениха. Под руководством тамады произносятся "алгъыши" (здравницы). Если дело происходит в теплое время года, то гостей рассаживают во дворе, а женщины помещаются в одной из комнат, по соседству с невестой. Столы разделяются на мужские и женские. Устраивать женский стол во дворе считается неприличным. Если для молодежи устраиваются танцы, женщины выходят во двор. Во время короткого застолья и танцев сторона невесты старается всячески потешиться над поезжанами: юноши и девушки норовят незаметно что-либо подвесить к их одежде, снять с автомобилей колесо или подфарники, устраивают на обратном пути завалы и т. д. Все эти обряды, имея древнюю основу (так называемые свадебные антагонизмы), находят многочисленные аналогии у северокавказских народов и далеко за пределами региона (24).
Если брак совершается уходом, то свадебный поезд останавливается в стороне от места предполагаемого выхода невесты, и процедура усаживания ее и ее небольшой свиты проходит через парламентеров. Гостьба поезжан в доме невесты длится недолго. Раньше, если гости приезжали издалека (скажем, из Черкесии, Кабарды, Балкарии), то их оставляли ночевать. Бывали случаи, когда той продолжался целые сутки без перерыва. Правда, приличие требовало, чтобы приезжали с таким расчетом, чтобы выехать в обратный путь в тот же день. К тому же в случае долгой гостьбы поезжане могли остаться без упряжи, которую крала молодежь. Но так или иначе гостьба сократилась. После небольшого застолья старший шафер напоминает о цели, приезда, благодарит за гостеприимство и направляется к выходу. Ему в аллегорической форме напоминают о старинном обычае: например, говорят, что из-за отсутствия регулировщика, который якобы отлучился в поисках одеяния, шлагбаум закрыт. Затем старшая из невестиных подруг объявляет об "открытии дороги", за что на головы полагаются платочки, а ездовому - флаг. Доверенные жениха с "флагом дома" направляются вслед за глашатаем, чтобы войти в помещение невесты (эшик бегит-кенлик). Им приходится здесь прежде всего одарить мальчика, охраняющего двери. Тогда их впускают в помещение, где стоят с закрытыми лицами обряженные девушки - невеста и ее подруги. Иногда забавы ради и для маскировки невесты в девичий наряд облекают юношу. Поезжанам предлагается угадать, которая из девушек невеста. Если им с первого, взгляда угадать не удается, то они попадают в "штрафники" (тазир). Зачастую здесь не обходится без подсказки "подкупленной" девушки. После обнаружения невесты предлагается совершить обряд "джегенден тюшюрюу" (снятие с циновки). Шафер жениха достает, платок-покрывало "ау джаулукъ" и обручальное кольцо (часть "флага"), а подруг невесты одаривает парфюмерными изделиями. Затем предстоит совершить обряд первого шага невесты. Близкий родственник невесты, обычно ее младший брат подходит к невесте, берет ее за руку и со словами: "Келинчигим, джаным, огъур аякъ бла атландырайым" (Невесточка, душенька, я помогу сделать шаг, сопровожу тебя в добрый путь), делают несколько шагов, повернувшись спиной к выходу. В этот момент провожатые затягивают свадебную песню "Орайда" и под звуки гармоники выводят невесту во двор, где сажают ее в автомашину с "флагом невесты" (келинни байрагъы). С нею рядом, по правую руку, садится ее наставница, а по левую - сестра или же невестка жениха. Кроме того, с невестой находится кто-либо из ее дружек (къыз дженгер джаш). Жених вместе со своими дружками и дружками невесты следуют к соседней машине. На обратном пути ведущая (флагманская) машина взамен "флага" жениха получает "флаг" невесты и украшается новыми подарками; новыми подарками (полотенцами, сорочками) украшаются и сопровождающие ведущую машины.
При выезде со двора и на всем пути следования устраиваются препятствия и происходят шуточные обрядовые выкупы. Особенно учащаются они перед въездом во двор дома жениха. Для задержания процессии используются камни, жерди, веревки. Претендующие на выкупы мужчины и женщины выступают в виде ряженых в вывернутых наизнанку шубах и масках. В аналогичной форме обрядовые выкупы сохраняются у всех народов Северного Кавказа, Дагестана и в других регионах.
В последние годы установилась традиция, по которой процессия, прежде чем завернуть в дом жениха, направляется к месту торжественной регистрации брака (в здание сельского Совета, Дворца культуры, отдел ЗАГСа). Но бывает так не всегда: нередко по тем или иным причинам регистрация откладывается на следующий день, при браке уводом нередко и на третьи сутки. Ритуал торжественной регистрации, повсеместно получивший распространение по стране, в основных своих чертах одинаков, но в его рекомендациях, разработанных в 1981 году, учитывались и возможные варианты, связанные с национальным составом местности.
Вот как, например, проходили в соответствии с этими рекомендациями торжества по поводу регистрации брака в Доме культуры с. Карт-Джурт, где размещается также и сельский Совет. В день регистрации на фасаде Дома культуры был вывешен лозунг с надписью "Счастья Вам, молодые!" (Насыблы болугъуз!) под эмблемой двух сплетенных колец. Вестибюль и зал были украшены разноцветными лентами и шарами.

Часть свадебного поезда прямым ходом завернула к зданию сельского Совета, а другая часть (без жениха и невесты) направилась в дом жениха с известием о прибытии поезда. Родные, знакомые и друзья жениха ожидали процессию у здания Совета. На церемонии торжественной регистрации присутствовали депутаты сельского Совета, работники Дома культуры и представители общественных организаций.
Жених и невеста в окружении шаферов и друзей направились под музыку по ковровой дорожке во внутрь одноэтажного просторного здания Дома культуры. Вдоль дорожки стояло много людей, молодежь и дети, любовавшиеся церемонией. Процессию встретила ведущая - председатель женсовета и под звуки гармоники пригласила брачащихся пройти вовнутрь. На просторной сцене Дома культуры она обратилась к ним с приветственным словом (на карачаевском языке), затем выступили представитель общественности (на русском языке) и работник Дома культуры - депутат сельского Совета. Тут же были заполнены свидетельства о браке и журнал регистрации. Секретарь сельского Совета вручила новобрачным свидетельство и зачитала текст наказа, вложенный в памятную книжку. Молодые обменялись кольцами. Затем их поздравили присутствующие. По окончании церемонии молодая пара в сопровождении своих дружек и наставниц совершила торжественный круг по главной улице, ведущей к памятнику землякам, погибшим в годы Великой Отечественной войны. Весь ритуал занял около часа. Затем кортеж возвратился в дом жениха на свадебный той. Около дома с него взяли игровой выкуп за право въезда.

Во дворе дома жениха процессию первыми встречают женщины и дети. Они окружают машину, но водитель продолжает сигналить и не разрешает открыть дверцу в ожидании выкупа. Какая-нибудь многодетная женщина подносит ему выкуп, а к ногам невесты бросает горсть хлебных зерен (иногда стелется коврик). Первым к невесте подходит ребенок, затем ее обнимают бабка и присутствующие женщины по старшинству. К невесте подходит женщина из числа многодетных (эки насыбы болгъан тиширыу - "обладательница двухпоколенного семейного счастья"), которая берет ее под руки и они вместе с наставницей медленным шагом направляются в комнату новобрачных - отоу. Их сопровождают свадебные дружки.

Ввод невесты в отоу - один из важнейших моментов свадебной обрядности - сопровождается сходными на всем Северном: Кавказе ритуалами. Мы уже отметили, что первым невесту обнимает мальчик, затем ее бабушка. Перед входом в отоу невесте на голову сыпят мелкие монеты, конфеты, чтобы, как говорят, "во всем было изобилие и богатство". Когда невеста переступает порог (непременно с правой ноги, на него стелят кошму или овечью шкурку.
В старой традиционной свадьбе как только экипаж подъезжал к воротам жениха, вперед вырывались всадники с повязанными на гриве лошадей полотенцами или сорочками и исполняли круговой конный танец. Затем они на разгоряченных конях под песню "Орайда" устремлялись в помещение. Опытному наезднику на тренированном коне нередко удавалось совершить этот трюк. Всадник одаривался специальным флагом "отоугъа киргенлик", или "байракъ алыу" (взятие флага). Кое-где этот старый обычай начинает восстанавливаться. Владельцы автомашин пытаются въехать в помещение символически. Они подъезжают близко к входному крыльцу дома и продолжительное время сигналят.

К числу исчезающих из быта элементов свадьбы следует отнести шуточную сцену с бабкой жениха (или соседской старухой), которая разыгрывалась у порога дома. Она, подойдя к невесте, громко голосила: "Аи медет, арбазыбызгъа бир джигит тиширыу келиб киргенди. Аны омакълыгъы, ехтемлиги мени, чюйретон къарт-къуртханы къайдан тезюб турсун. Хайдагъыз, марджала, мен джийиргешлини кюбюрчегин табдыра киришигиз къолума, таугъа-ташха кетмей эсем энди джашау къалмады маннга; ах мен джазыкъны къыстадыла, четеннге атдыла!" (аи да горе, в нашем арбазе (дворе). Откуда-то появилась бойкая женщина. Вся в пышном наряде, горделивой осанке - да разве не возлюбит она меня, бабку в шубе наизнанку. Добрые люди, разыщите и подайте мою шкатулку, нет теперь для меня приюта, разве только в горных трущобах; сжальтесь, меня несчастную прогнали, выбросили в плетеную корзину). С этой жалобой на пришедшую молодую она разбрасывала в толпе собравшихся свои пожитки - рукоделия, а приспособления для шитья преподносила наставнице невесты. Тогда к бабке подходил мужчина и начинал хвалить невесту, заверяя бабку, что та будет почтительной и любящей стариков и старух. Как поруку тому, он вручал первый подарок невесты - наперсток, завернутый в "чебкенлик" (отрез на платье). После этого бабка меняла тон, обнимала невесту, высказывала ряд напутственных благопожеланий и, уступив дорогу, просила широко открыть двери в комнату новобрачных. Обряд этот в различных вариантах бытовал у многих народов Кавказа.

При браке уводом соблюдение многих церемоний традиционной свадьбы, естественно, отпадает, но зато все больше возрождается старый обычай временного поселения невесты в "чужом доме".

Интересно поведение жениха в момент водворения невесты в комнату для новобрачных. До сих пор его участие в свадьбе оставалось довольно-таки пассивным. Характеризуя основные черты полутрадиционной свадьбы народов Северного Кавказа (в том числе карачаевцев, черкесов, абазин и ногайцев), Я. С. Смирнова лаконично отмечает "постепенное превращение жениха и невесты из пассивных (а на определенных этапах цикла - даже как бы незримых, скрывающихся от окружающих) зрителей в активных участников свадебного празднества и стремление ускорить прекращение свадебного скрывания новобрачных от их старших родственников и свойственников"25. Этот вывод полностью согласуется материалом карачаевской свадебной обрядности в ее современном бытовании, особенно при учете и рассмотрении ее локальных вариантов (например, для выходцев из Марийского ущелья, с. Каменномостское, Н. Теберды), где мы уже отмечали модифицированную форму свадебного цикла (в частности, появление жениха в день переезда невесты из родительского дома, его участие в застолье вместе с поезжанами и в самом свадебном поезде, отказ от "чужого дома", торжественная регистрация брака до начала свадьбы).

Но в большинстве случаев не только в традиционной, но и в полутрадиционной свадьбе карачаевцев жених в первый день торжеств уединяется с кем-либо из ближайших друзей в "другом доме", или же где-нибудь еще остается в стороне до наступления темноты, и только в отдельной комнате организует застолье. Так или иначе в общем застолье и веселье он пока почти не участвует. Отход от этой традиции больше присущ городскому варианту свадебной обрядности и служит показателем полного отхода от свадебного скрывания. При этом, естественно, отпадает и обряд перевода жениха из "другого дома" в родительский.
С момента поселения невесты в комнате для новобрачных родственники жениха и приглашенные (особенно женщины), не успевшие приветствовать невесту во дворе, поочередно заходят к ней и просят показать им свое лицо. Прежде, чем войти в комнату, они просят разрешения у дружек невесты, регулирующих приток посетителей. Иногда они заходят к невесте с подарками, чаще всего с духами.

Невеста в первый день своего пребывания в комнате для новобрачных по давней традиции располагается вместе с наставницей в сторонке, ближе к углу, где ставят маленький обеденный столик "тепси". При посещении ее кем-либо из присутствующих на свадьбе голову и лицо ей закрывают большим газовым, реже шелковым платком (чилле джаулукъ). Здесь же за большим столом располагаются свадебные дружки, иногда и жених со своим наставником. В прежнее время невеста на протяжении нескольких дней находилась в углу, отгороженном ширмой (шимпылдыкъ), а жених пребывал в "чужом доме". Это было так называемое свадебное скрывание, дававшее начало обычаям избегания26. Позднее стали совмещать отдельное застолье жениха в "чужом доме" с отдельным застольем невесты, устраивать совместный стол, что явилось одним из важных моментов ослабления свадебного скрывания новобрачных и их активизации в свадебном празднестве.

В связи с отходом от традиционной свадьбы следует рассмотреть и устройство застолья в свадьбе, получившей в научной литературе название "двойной" (27). Такие свадьбы у карачаевцев стали устраиваться в конце 1960-х и особенно участились в 1970-х годах, в связи с началом отхода от консервативной традиционной свадьбы. Их новизна в том, что через несколько дней после обычного свадебного празднества в доме родителей новобрачного устраивается застолье для молодежи28. К этому дню обычно завершаются церемонии, связанные со снятием обычаев избегания, и за столом присутствуют как виновники торжества, так и родители новобрачного, а иногда и новобрачной.

Как уже отмечалось выше, модернизация карачаевской свадьбы с отходом от теневых сторон традиционной обрядности особенно заметна в селениях Мара, Каменномост, Усть-Джегута, Чапаевское, Таллык и отчасти в селениях, смежных с русскими станицами. Здесь особенно заметны сокращение всего цикла обрядности, отход от скрывания жениха и невесты, изменение характера "выводного" и "приводного" застолья при сохранении его единого этикета, а главное - стремление к сокращению взаимных подарков родни жениха и невесты и отход от уплаты "сговорных" денег. Таким образом, новое все заметнее замещает устаревшее в традиционном свадебном ритуале. Но в целом, как удачно подмечено исследователями этого процесса у кабардинцев и балкарцев и как это относится и к карачаевцам, "в этой области семейного быта вербализация несколько опережает актуализацию" (29). Повсеместно мы сталкиваемся с тем, что идеалы, высказываемые респондентами, далеко не совпадают с этнографической действительностью. Поэтому вывод исследователей о том, что не новая, начисто лишенная национальной специфики, а полутрадиционная свадьба с ее инновациями полнее отвечает социально-культурным потребностям карачаевского сельского населения, остается в полной силе (30).
Конечно, более аргументированная оценка негативных и позитивных черт традиционной карачаевской свадьбы и их устойчивости в зависимости как от исторических корней, так и от современной социально-бытовой обстановки требует углубленного этносоциологического исследования. Наши полевые материалы отражают только более общую картину процесса трансформации. Попытаемся проследить этот процесс на кульминационном этапе свадебного празднества.

Как уже было отмечено выше, ныне, в отличие от прошлого, карачаевская свадьба длится один-два, редко три дня. На продолжительность празднества существенное влияние оказывает церемония приема гостей из дома невесты (джыйын; от джый - собирай, т. е. - группа). Этот прием является кульминационным моментом лично-семейного свадебного ритуала карачаевцев, предваряющим такие важные церемонии, как передача приданого, берне, ввод невесты в большую комнату и снятие с нее покрывала, первая встреча новобрачных.

Прежде джыйын прибывала спустя несколько дней после перевоза невесты: требовалось время для собирания невестиного сундука. Теперь, в связи с возросшим материальным достатком и общим сужением свадебного цикла, она прибывает к вечеру того же дня, либо, чаще, на второй день, а при браке уводом - в зависимости от хода примирения сторон. Сторона жениха тщательно готовится к приему джыйын: заранее заготавливает мясо и другие продукты для стола, приглашает в гости не только родственников, но и зачастую множество соседей. Получившие приглашение семьи, за исключением близких родственников, снаряжают по одному человеку от семьи, кроме персонально приглашенных. В гости идут с подарками. В зависимости от степени родства дарят от овцы до кондитерских изделий, гости из отдаленных селений предпочитают давать деньгами. Подношения называются "къол гырджын" (букв. хлеб рукам) и предназначаются для невесты и для свадебного застолья.

Как мы проследили раньше, ко времени прибытия джыйын молодые проходят гражданскую регистрацию брака и имеют на руках свидетельство о браке. Тем не менее, следуя традиционному стереотипу, стороны формально совершают ритуал религиозного, иногда неверно называемого ("народным") бракосочетания - так называемого "некях". В прошлом некях у карачаевцев, как и у других мусульманских народов, совершался во время сговора, перед тем, как условиться относительно калыма. С отменой калыма некях приспособился к новой ситуации, сместившись ко времени свадьбы. Процедура его в основном сохраняется в том виде, в каком она была описана (31).

Важнейшая отличительная особенность некяха в наши дни состоит в том, что совершается он не обязательно эфенди: обычно это делает старший из присутствующих на свадьбе. Никакого брачного контакта, как это положено по шариату, при этом не совершается, и никакие записи не ведутся. Впрочем, и в прошлом, как мы установили, работая в архивах, записей не велось. Видимо, традиционно существовал только устный уговор. Как и раньше, в церемонии совершения обряда сами молодожены не участвуют. Они представлены их доверенными - по двое молодых людей с каждой стороны. Совершающий обряд вместе с доверенными уединяются куда-либо в укромное место и, взявшись за приставленные друг к другу большие пальцы двоих доверенных, а иногда просто усадив их перед собою, троекратно спрашивает о согласии на брак доверителей. Затем он произносит краткое благопожелаяие молодой чете. В это время двое других доверенных стоя разбивают какой-нибудь сосуд, уронив его на пол. Как видно, в сохранении накяха мы обнаруживаем не отставание актуализации от вербализации, а своего рода нравственный компромисс (32).

По поводу накяха обычно говорят и пишут, что молодежь к нему абсолютно равнодушна. И обряд совершается в угоду старшим родственникам. Так ли это: не выдается ли в накяхе религиозная традиция за народную, национальную? В любом случае надлежащей борьбы с накяхом не ведется.

Да и сама процедура гражданской регистрации брака в ее торжественной форме охотно принята повсеместно, но не получила достаточно устного оформления. Она может проходить и в день переезда невесты в дом жениха, и утром следующего дня, и несколько дней спустя. Вариации вызваны различными объективными и субъективными причинами, главная из которых - незавершенность становления современных свадебных обрядов. Немалое значение имеет также забегание вперед в сценарных рекомендациях, которые всецело исходят из идеалов всемерной модернизации, церемониала и слабо учитывают реальные возможности актуализации этих идеалов.

Вернемся снова к джыйын. Его основная задача раскрывается в народном выражении "къызны башына бош этиу" (освобождение девушки) путем ввода ее в большой дом и демонстрации приданого (юй керек) и даров (берне). Что же касается участия в свадебном застолье, то ему в настоящее время не придается прежнего значения. Особенно приглашения в отдаленные селения, требующие многочасовой езды, исключительно для того, чтобы посидеть за праздничным столом, воспринимаются без особого энтузиазма.

Карачаевский "приводной стол" довольно расточителен. О пышности его можно судить хотя бы по тому, что приглашается от нескольких десятков до сотни гостей. Для приготовления одних только мясных блюд забиваются специально выращенные бычок и несколько овец (валухов). Кроме того, для устройства торжественного стола и снаряжения сыя заготавливаются десятки килограммов сливочного и постного масла, выпекается несколько дюжин праздничных пирогов (берекле, хычынла, чы-къыртла), закупаются торты, пирожные и другие кондитерские изделия, фрукты, овощи, несколько мешков муки, сахара и т. п. Оставшиеся от праздничного стола продукты (мясо, масло, мед, пироги и т. д.) отправляются с джыйын (четеннге салыу), а затем из оставшейся провизии докомплектовывается состав большого сыя (уллу сый), или "юй юлюша" (букв, доля дома).



Полезные сайты
ModaFashionShow.ru: Энциклопедия моды
HairRoom.ru: Все о стрижках
SpaDeLux.ru: СПА-процедуры


просмотров: 8303
Search Results from Ebay.US* DE* FR* UK
Свадебные фужеры "Жених Невеста, Совет да любовь"

$10.92
End Date: Jun-28 05:41
Buy It Now for only: US $10.92
Buy it now |
Бокалы свадебные "Розочки айвори" с кольцами

$11.61
End Date: Jun-28 05:32
Buy It Now for only: US $11.61
Buy it now |
Свадебные фужеры для битья "Совет да любовь!"

$9.92
End Date: Jun-28 05:41
Buy It Now for only: US $9.92
Buy it now |
Фужеры свадебные "Совет да любовь" золотисто-розовые

$9.92
End Date: Jun-28 05:42
Buy It Now for only: US $9.92
Buy it now |
Свадебные бокалы для шампанского

$25.55
End Date: Jun-28 05:41
Buy It Now for only: US $25.55
Buy it now |
Свадебные бокалы "Вечная любовь"

$25.06
End Date: Jun-28 05:41
Buy It Now for only: US $25.06
Buy it now |
Стильные свадебные бокалы "Жених и невеста"

$20.02
End Date: Jun-28 05:41
Buy It Now for only: US $20.02
Buy it now |
Свадебные кольца на машину "Белые розы с розовой серединкой"

$23.38
End Date: Jun-28 05:41
Buy It Now for only: US $23.38
Buy it now |
 
5 Колокольчик миниатюрный "Котяра". Янтарь, латунь. Россия, Калининград
5 Колокольчик миниатюрный "Котяра". Янтарь, латунь. Россия, Калининград
Колокольчик миниатюрный "Котяра".
Янтарь (прессованная янтарная крошка), латунь.
Россия, Калининград.

Размер:
высота - 3 см.
диаметр - 2 см.

Прекрасный подарок, и особенное украшение интерьера!...

Цена:
1239 руб

Сувенир миниатюрный "Мышь". Художественное стекло, ручная работа. Мастерская Константина Здвижникова. Россия
Сувенир миниатюрный "Мышь". Художественное стекло, ручная работа. Мастерская Константина Здвижникова. Россия
Сувенир миниатюрный, настольный декор "Мышь". Россия.
Художественное стекло, ручная работа.
Мастерская Константина Здвижникова.
Размер: 4 х 3,5 см.

Каждое изделие из художественного стекла уникально и может незначительно отличаться...

Цена:
266 руб

Сувенир миниатюрный "Кот". Художественное стекло, ручная работа. Мастерская Константина Здвижникова. Россия
Сувенир миниатюрный "Кот". Художественное стекло, ручная работа. Мастерская Константина Здвижникова. Россия
Сувенир миниатюрный, настольный декор Кот". Россия.
Художественное стекло, ручная работа.
Мастерская Константина Здвижникова.
Размер: 4,5 х 2,5 см.

Каждое изделие из художественного стекла уникально и может незначительно отличаться...

Цена:
266 руб

Сувенир миниатюрный "Бегемот". Художественное стекло, ручная работа. Мастерская Константина Здвижникова. Россия
Сувенир миниатюрный "Бегемот". Художественное стекло, ручная работа. Мастерская Константина Здвижникова. Россия
Сувенир миниатюрный, настольный декор "Бегемот". Россия.
Художественное стекло, ручная работа.
Мастерская Константина Здвижникова.
Размер: 3 х 2 см.

Каждое изделие из художественного стекла уникально и может незначительно отличаться...

Цена:
266 руб

Сувенир миниатюрный "Курочка Ряба". Художественное стекло, ручная работа. Мастерская Константина Здвижникова. Россия
Сувенир миниатюрный "Курочка Ряба". Художественное стекло, ручная работа. Мастерская Константина Здвижникова. Россия
Сувенир миниатюрный, настольный декор "Курочка Ряба". Россия.
Художественное стекло, ручная работа.
Мастерская Константина Здвижникова.
Размер: 3,5 х 2 см.

Каждое изделие из художественного стекла уникально и может незначительно...

Цена:
266 руб

Сувенир миниатюрный "Яблоко с божьей коровкой". Художественное стекло, ручная работа.  Мастерская Константина Здвижникова. Россия
Сувенир миниатюрный "Яблоко с божьей коровкой". Художественное стекло, ручная работа. Мастерская Константина Здвижникова. Россия
Сувенир миниатюрный, настольный декор "Яблоко с божьей коровкой". Россия.
Художественное стекло, ручная работа.
Мастерская Константина Здвижникова.
Размер: 3,5 х 2,5 см.

Каждое изделие из художественного стекла уникально и может...

Цена:
266 руб

Сувенир миниатюрный "Рыбка". Художественное стекло, ручная работа. Мастерская Константина Здвижникова. Россия
Сувенир миниатюрный "Рыбка". Художественное стекло, ручная работа. Мастерская Константина Здвижникова. Россия
Сувенир миниатюрный, настольный декор "Рыбка". Россия.
Художественное стекло, ручная работа.
Мастерская Константина Здвижникова.
Размер: 5 х 4 см.

Каждое изделие из художественного стекла уникально и может незначительно...

Цена:
266 руб

Сувенир миниатюрный "Черепаха М278". Художественное стекло, ручная работа. Россия. Мастерская Константина Здвижникова
Сувенир миниатюрный "Черепаха М278". Художественное стекло, ручная работа. Россия. Мастерская Константина Здвижникова
Сувенир миниатюрный, настольный декор "Черепаха".
Художественное стекло, ручная работа.
Россия. Мастерская Константина Здвижникова.

Размер: 4 х 3,5 см.

Каждое изделие из художественного стекла уникально и может незначительно...

Цена:
266 руб

Сувенир миниатюрный "Тукан М248". Художественное стекло, ручная работа. Россия. Мастерская Константина Здвижникова
Сувенир миниатюрный "Тукан М248". Художественное стекло, ручная работа. Россия. Мастерская Константина Здвижникова
Сувенир миниатюрный, настольный декор "Тукан".
Художественное стекло, ручная работа.
Россия. Мастерская Константина Здвижникова.

Размер: 7 х 3,5 см.

Каждое изделие из художественного стекла уникально и может незначительно...

Цена:
266 руб

Сувенир миниатюрный "Змея М339". Художественное стекло, ручная работа. Россия. Мастерская Константина Здвижникова
Сувенир миниатюрный "Змея М339". Художественное стекло, ручная работа. Россия. Мастерская Константина Здвижникова
Сувенир миниатюрный, настольный декор "Змея".
Художественное стекло, ручная работа.
Россия. Мастерская Константина Здвижникова.

Размер: 9 х 6 см.

Каждое изделие из художественного стекла уникально и может незначительно...

Цена:
266 руб

2008 Copyright © 1000show.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт
Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования Яндекс.Метрика